/земли ВКЛ/ /земли МР/ /города ВКЛ/ /города МР/ /культура ВКЛ/ /культура МР/ /путешествия ВКЛ/ /путешествия МР/





"Хроника Тверской земли" - выписки из летописей, касающиеся жизни всей Тверской земли и непосредственно города Тверь.
Предыдущие Хроники я посвящал жизни городов, но до наших дней сообщения о жизни города Тверь немногочисленны и достаточно однообразны: пожары, жизнь княжеской семьи, строительство-освящение церквей - я бы сказал "светская жизнь княжеской верхушки". И в этом нет ничего удивительного, ведь летописи велись при монастырях или церквах, а заказчиками выступали сами князья, так что взгляд летописца видел мир в специфическом виде.
Таким образом, исходя из краткости материала, я составил сводную "Хронику Тверской земли", в которой пытаюсь показать вам будни всех жителей Тверской земли, в том числе через взаимоотношения Твери со своими соседями. Разумеется, жизнь Твери составляет значительный объём общего материала "Хроники..."
По умолчанию в основу Хроники я положил текст "Летописного сборника, именуемого Тверской летописью" или просто Тверской летописи. Из Тверской летописи я старался брать сообщения, касающиеся жизни Тверской земли.
Кроме того, в "Хронику..." включены сведения, взятые из других летописей. В этом случае я показываю, откуда взяты сообщения.
Как и в других моих "Хрониках..." по мере поступления нового материала я буду дополнять, расширять, уточнять изложенные здесь сообщения.

Разумеется, я не переписывал все сообщения летописей, вы можете сами читать летописи, доступные сегодня в интернете:

Летописи, которые, по мнению специалистов, донесли до нас сообщения из тверских летописей:

Не полная, оцифрованная тверская летопись - "Летописный сборник, именуемый Тверской летописью с комментариями". Строго говоря, переведена на современный русский язык и оцифрована та часть летописи, которая касается Твери.
Достоинства этого ресурса в переводе текста, относящегося к истории Тверской земли, на современный русский язык, возможностью копировать текст в текстовый редактор, а так же комментарии специалистов к тексту.
Однако при данном переводе часто теряется образный язык летописца:
«ЛЕТОПИСНЫЙ СБОРНИК, ИМЕНУЕМЫЙ ТВЕРСКОЮ ЛЕТОПИСЬЮ на сайте Восточная Литература. Часть I. 6793 (1285)- 6898 (1390) гг. ».

«ЛЕТОПИСНЫЙ СБОРНИК, ИМЕНУЕМЫЙ ТВЕРСКОЮ ЛЕТОПИСЬЮ на сайте Восточная Литература. Часть II. 6899 (1391) - 7007 (1499) гг. ».

Не оцифрованный, полный текст "Летописного сборника, именуемого Тверским" и "Рогожского летописца".
Без привычки читать текст достаточно трудно, да и нет к тексту комментариев специалистов, однако читая тексты вы погружаетесь в мир средневекового руского человека, что является неоценимым при изучении своей истории:
«ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ, том XV.»

Краткие выписки, т.е. облегчённые и написанные на современном русском языке тексты двух этих летописей с комментариями вы можете найти здесь:
«ЛЕТОПИСНЫЙ СБОРНИК, ИМЕНУЕМЫЙ ТВЕРСКОЮ ЛЕТОПИСЬЮ на ДревЛит.ру».
«РОГОЖСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ на ДревЛит.ру».
«РОГОЖСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ - исследования специалистов. Библиотека Якова Кротова».

Другие не оцифрованные древнеруские летописи вы можете найти здесь:
«ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ»

Как и в других подобных "Хрониках..." я хочу предупредить своего читателя, что датировка тех или иных описанных событий часто спорная. Одни историки датируют события одним годом, другие другим. Я не хочу превращать свою Хронику в строгую научную работу с многочисленными ссылками на источники. Даты я расставляю в "среднестатистическом" порядке и только в отдельных случаях даю свои пояснения.

Некоторые сообщения летописей, которые я переписываю сам, я пытаюсь передать современным языком с сохранением оригинального текста и интонаций (эмоций) летописцев. Только в тех случаях, когда я затрудняюсь с переводом или фраза/слово летописца мне кажется более удачной, я употребляю именно её.
Некоторые сообщения к скопировал через текстовый редактор, но добавил свои комментарии.
В некоторых случаях я передаю сообщения летописей языком XIX века, когда летописи были изданы. Обычно это связано с тем, что данная летопись оцифрована на языке XIX века и мне технически проще скопировать готовый текст. Мне так представляется, что любой желающий вполне поймёт написанное.
В тех случаях, где я даю пояснения к тексту, у меня стоят вот такие [мои комментарии даны курсивом в квадратных скобках] скобки.

В текстах летописей запись о всех события одного года [Въ то же лЂто] записана одним абзацем. Для удобства чтения, там, где в году записано несколько разных событий, я разбиваю такую годовую запись на несколько отдельных абзацев, но по контексту вы поймёте, что речь идёт о событиях одного года.
В современном прочтении привычное всем летописное выражение [Въ то же лЂто]-[Того же лета] я заменил на "В тот же год". Дело в том, что иногда летописец употребляет формулу: "Той же зимы, "Той же осени" , так что формула "Того же лета" может трактоваться неискушённым читателем как события, произошедшие летнего периода - летом, и как события, произошедшие в течение года.

Если запись одного события слишком большая, я также разбиваю её на несколько отдельных предложений, чтобы вам было удобнее читать текст.
В некоторых годовых сообщениях вы читаете сборные записи из нескольких летописей, так как запись в одной летописи может быть краткой по тем или иным причинам.

(В тексте буква "Ђ" -"ять", читается как "ие").

Дошедших до наших дней сообщений собственно тверских летописей не так много, я включил эти сообщения насколько можно полно, без сокращений. Но существуют летописные сообщения соседей Твери, которые помогают нам увидеть жизнь Твери пусть и в специфическом изложении её соседей.

Иногда сообщение может показаться вам длинным, но я привожу большие цитаты, чтобы вы могли прочувствовать атмосферу, в которых происходит то или иное событие.

Описывая события летописцы употребляли титулатуры "великий князь" для тверских и московских князей. Однако здесь существует одна тонкость. До 1390-х годов титулатура "великий князь" была связана только с Великим княжением Владимирским. Так как тверские, а потом и московские князья были на Владимирском великом княжении, то летописец применяет титулатуру по отношению к тем и другим.
Как я понимаю, во многих случаях летописные сообщения переписывалась в более позднее время и летописец вставлял тутулатуру "великий" исходя из реалий более позднего времени.
В начале 1390-х годов, дата точно не установлена, Москва фактически узурпировала Великое княжение Владимирское, но Тверь, Рязань и Суздаль-Нижний Новгород получили из рук Орды свои великие княжения. Примерно в это же время титулатуру Великий получил и республиканский ("Великий) Новгород. Так что у титулатура "Великий князь Тверской" и "Великий князь Московский" разделилась, но летописцы всё так же употребляю титулатуру "Великий" по отношению к тверским князьям.

В летописи часто упоминается город Переяславль - современный город Переславль-Залесский. Буковка "я" выпала из названия города в XIV веке. Тогда же ФеОдоры стали просто Фёдорами.





Первая часть Тверской летописи повторяет известные нам сообщения других древнеруских летописей о событиях на территории всей Руси. Но постепенно основные сообщения летописца выделяют регион Северо-Восточной Руси: Ростово-Суздальскую, Новгородскую и Рязанскую земли, т.е основную территорию Московской Руси.



1176 —«Первое сообщение Тверской летописи о Москве встретилось мне в описании противостояния Владимира с Ростовом и Суздалем. Владимирцы позвали на помощь Михалку и Всеволода, которые по их призыву пошли к Москве.

1181 —«Пришёл [княживший в это время в Новгороде] Святослав Всеволодович [черниговская ветвь Рюриковичей] с новгородцами и половцами, а сын его Владимир с новгородцами на великого князя [Владимирского] Всеволода Юрьевича [Большое Гнездо];
и спяшася на устье Волги и Тверцы [считается, что здесь в следующем году Всеволод Большое Гнездо заложил маленькую крепость, ставшую впоследствии городом Тверь], и положили всю Волгу пусту, все города пожгли.
Не дошли до ПереЯславля [современный Переславль-Залесский] 40 вёрст, Великий князь [Владимирский] Всеволод вышел против него полком и встретил на реке Вели и стояли межи собою две недели...»

1209 —«[Тверская летопись второй раз упоминает Москву.] Воевали около Москвы рязанские князья, Изяслав Владимирович Глебовича и кир Михаил Всеволодович Глебович...
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец.] [Первое достоверное сообщение о Твери, но из сообщения не ясно, кому принадлежит Тверь. Князь Константин Ростовский ходил на Мстислава Мстиславовича на Торжок. Мстислав ушёл из Торжка в свою волость в Торопец ] Константин же со своей братией возвратился с Твери и Стослав (Святослав ?) пришёл к нему из Новгорода и ехали отцу своему [Великому князю Владимирскому Всеволоду Юрьевичу Большое Гнездо] во Владимир».

1215 —«[Новгородская первая летопись] Того же лЂта князь Ярослав [Всеволодович ПереЯславский, ставший после гибели Владимирских Рюриковичей зимой 1237/1238 гг. основателем княжеских династий во Владимирской земле, в том числе тверской и московской] я Якуна Зуболомиця [новгородский тысяцкий Якун Намнежич], а по Фому посла по Доброщиниця, по новоторожьскыи посадникъ, и оковавъ потоци и на ТьхвЂрь; [это сообщение говорит нам по том, что Тверь входит в состав Владимирской земли. Вероятно, ПереЯслав-Залесская волость Владимирской земли

1216 —«[Военные действия между Новгородом и его союзниками с одной стороны и Переяславом Зелесским с другой] ..Сказал Мстислав [Мстиславович Смоленский, княживший в это время в Новгороде] и Владимир [княживший в Смоленске, он привёл с собой смоленцев]: "Пойдём к Переяславлю [Залесскому], есть у нас третий друг [т.е. союзник - Константин Всеволодович, князь в Ростове]. И не было вестей где Ярослав [Всеволодович ПереЯславский] в Твери ли, в Торжке ли ? И наехали на Яруна сторожи Ярослава за Тверью , и был им бой; и помог Бог Яруну, избили сторожей Ярослава, а иных взяли в плен, а иные убежали в Тверь; и тогда получили они сведения о Ярославе и пошли по Волге воюючи.
Подошли к Твери на Ярослава и оттуда послали к князю Константину в Ростов, а сами пошли воюючи: пожгли Шушу и Дубну, а князя Владимира послали на рубежъ с псковичами и смоленцами в сторожа за послами, и повоевали всё Поволжье, и городок Кснятин взяли...»

1238 —«[после взятия Владимира в феврале] ...И потом рассыпались татары по всей земле, к Ростову, иные по великому князю погнались [искали Великого князя Владимирского - Юрия Всеволодовича] на Ярославль и на Городец, и на Волге все города попленили и до Галича Мерьского; а иный к Юрьеву [Польскому], и к Переяславлю [Залесскому], и к Дмитрову, и их взяли; а некоторые пошли к Твери и взяли её, в ней же [оставленного Ярославом Переяславским для защиты Твери] сына Ярослава [имя его не известно] убили, и все города поимаша по Ростовской земле и по Суздальской в феврале месяце...[по другой версии сын Ярослава был первым тверским князем]
[обратите внимание, в тексте летописец употребляет разные слова: "взяша", "плениша", "поимаша". Слово "взяша", как я понимаю, подразумевает "взяли штурмом", а вот "плениша" и "поимаша" означает пленили, подчинили: горожане добровольно сдались, так что штурма и сопутствующих разрушение, гибели людей не было.]

1239 —«[Тверская хроника рассказывает о начале Великого княжения Владимирского Ярослава Всеволодовича Переяславского, отца первого тверского князя Ярослава Ярославовича, после гибели его брата Юрия Всеволодовича вместе со всеми своими сыновьями].

1240-е —«[Тверская хроника подробно рассказывает об Александре Ярославовиче Переяславском (Невском). Летопись, хоть и кратко, описывает жизнь его брата Андрея Ярославовича Суздальского, их противостояние, но совершенно молчит о Ярославе Ярославовиче, княжившем в Твери].

1246 —«[Лаврентьевская летопись] Той же осенью князь Ярослав, сын Всеволода, преставися во иноплеменниках, идя от Кановича, месяца сентября в 30-й день, на память святого Георгия».

1247 —«[Лаврентьевская летопись]. [Считается, что тверской княжение начинается с этого года, но Борзаковский в своей истории Тверского княжества называет другие временные рамки - между 1241 и 1243 гг] Узнал Александр [Ярославович Переяславский "Невский"] о смерти своего отца и приехал из Новгорода во Владимир и плакал по отцу своему с дядей своим Святославом и с братьями своими.
В этом же году князь Святослав, сын Всеволода, сел во Владимире на столе отца своего, а племянников своих посадил по городам, как завещал их отец Ярослав [одним из племянников Святослава был Ярослав Ярославович, ставший князем в Твери]...»

1252 —«[Лаврентьевской летопись. Ярослав Ярославович Тверской объединился с Андреем Ярославовичем Суздальским в борьбе против Александра Ярославовича Переяславского "Невского". Но в войне с Александром они потерпели поражение, т.к. за Александром стояла Орда. В битве против татар около ПереЯславля Залесского произошла битва, в которой татары разгромили объединённые руские силы] В том же году сдумал князь Андрей Ярославович со своими боярами бежать, нежели царю [т.е. ордынскому хану] служить и побежали в неведомую землю с княгиней своей и боярами своими: [Андрей Ярославович бежал вместе с семьёй в Швецию] и погнались татары в след его, и настигли у города Переяславля, Бог же сохранил их и молитва его отца. Татары же разошлись по земле, и княгиню Ярославлю [историки пишут, что речь идёт о жене и детях Ярослава Ярославовича Тверского] поймали и детей изъяли и тогда же убили [тверского] воеводу Жидослава и княгиню убили, а детей Ярослава послали в плен; и людей без числа [в плен] повели, да коней и скотину, и много зла сотворив ушли...»

1254 —«В том же году выбежал князь Ярослав Ярославович из Низовской земли, оставив свою отчину Тверь; ушёл в Псков где его посадили на княжение».
[Лаврентьевская летопись] «В лето 6762, на зиму, по Крещении, Ярослав князь Тверской, сын великого князя Ярослава, со своими боярами поехал в Ладогу [это говорит о том, что действия Ярослава против Александра не были его личным желанием, а решением широкого круга личного княжеского окружения. В противном случае боярам не было смысла бежать вместе с Ярославом], оставя свою отчину; Ладожане почтили [его] и достойно встретили».

1255 —«В том же году новгородцы позвали из Пскова в Новгород Ярослава Ярославовича Тверского и посадили его на княжение, а Василия Александровича [сына Александра Ярославовича Переяславского (Невского), т.е. двоюродного племянника Ярослава Ярославовича] выгнали». [Впрочем, его княжение в Новгороде было недолгим. Под давлением Александра Ярославовича Переяславского (Невского), в это время находившегося на Великом княжении Владимирском, новгородцы выгнали Ярослава Ярославовича Тверского, вернув на княжение Александра Невского. Сын Александра Василий, как я понимаю, был послан на княжение в Псков]».

1254 —«Ярослав Ярославович Тверской поехал в Ладогу [Надо так понимать, что его перемещение в новгородский пригород - Ладогу было санкционировано новгородцами и Александром Ярославовичем Переяславским (Невским)]».
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец. 1253 год] «На зиму в Крещении Ярослав князь Тверской сына великого князя Ярослава со своими боярами поехал в Ладогу уставлять свою отчину. Ладожане почтиша и достоиною честью».

1257 —«Поехали все князья Суздальские [по Лаврентьевской летописи Александр ПереЯславский, Андрей Суздальский и Борис Ростовский, без упоминания тверского князя. Борзаковский считает, что Ярослав мог вернуться в Тверь в 1256 году одновременно в возвращением Андрея Суздальского] в Татары и чтив Уланчия и все воеводы его возвратились восвояси.
- Этой же зимой приехали из Орды от царя численники на Рускую землю [Северо-Восточную Русь, летописец применяет слово Русь уже к Северо-Восточной Руси, а не к исконной территории Русь - Киев, Чернигов, Переяславль Руский ], и посчитали всю землю Рускую, поставили десятников, сотников, тысяцких; и только не считали игуменов, попов и чернецов, кто служит святым церквам. Всё это было на Рускую землю ради грехов наших».

1258 —«[Лаврентьевская летопись] В том же году поехали князья в татары, Александр, Андрей, Борис, Ярослав Тверской; чтивше Улавчия и всех воевод, и отпущены были в свою отчину»

1258 —«[Житие Александра Невского] Осенью, по приказу Александра Ярославовича Невского, Ярослав Ярославович Тверской возглавил успешный поход на немецкий город Дерпт».

1263 —«В этом же году преставился великий князь [Владимирский] Александр [Переяславский (Невский)], сын Ярослава, внук Всеволода, ноября в 14 день». [Смерть Александра вновь подняла вопрос о том, кто будет Великим князем Владимирским]

1264 —«Преставился князь Андрей Ярославович Суздальский. [после смерти в 1263 году Александра Ярославовича Переяславского (Невского), бывшего и Великим князем Владимирским, Андрей должен был стать Великим князем Владимирским]
- [Летопись Авраамки] Сел на великое княжение [Владимирское] Ярослав Тверской.
- В том же году году сел на стол в Новгороде Ярослав Ярославович [Тверской], став [таким образом не только] Великим князем Владимирским [но] и Новгородским.
- [Новгородская первая летопись] Выгнаша новгородци князя Дмитриа Александровича [сына Александра Ярославовича Невского] из Новагорода, сдумавше с посадникомъ Михаиломъ, зане князь их еще малъ бяше; а по Ярослава послаша, по брат Александровъ, въ ТфЂрь сынъ посаднич и лучьшии бояри».

1265— «[Новгородская первая летопись] Посадиша в НовЂгородЂ на столЂ князя Ярослава Ярославича [Тверского] мЂсяца генваря въ 27».

около 1265 — [ Первый епископ Твери Симеон, выходец из Полоцка. Появление в Твери собственного епископа говорит о возросшем статусе города: от маленького провинциального города до одного из ведущих городов Северо-Восточной Руси].

1268— «[Новгородская первая летопись] [Новгород собирает военные силы для похода, закончившегося Раковорской битвой] Того же лЂта сдумавше новгородци с посадникомь Михаиломь, призваша князя Дмитрия Александровича ис Переяславля с полкы, а по [великого князя Владимирского] Ярослава [Тверского] послове послаша [только Великий князь Владимирский мог организовать совместный поход всех вооружёных сил Северо-Восточной Руси]; и посла Ярославъ в себе мЂсто [старшего сына] Святъслава с полкы. [Из контекста следует, что Ярослав Тверской в это время находился на великом княжении Владимирском]

1269— «[Новгородская первая летопись] [После Раковорской битвы, в которой объединённые силы Северо-Восточной Руси понесли тяжёлые потери] Того же лЂта прииде [Великий князь Владимирский] князь Ярославъ [Тверской] в Новъгород, и нача жалити: "мужи мои и братья ваши побита; а вы розъратилися с НЂмци" [т.е. затеяли войну с немцами], и на Жирослава Давыдовица и на Михаила Мишинича и на Ельферья Сбыславича, хотя их лишити волости [основные инициаторы военных действий со стороны Новгорода погибли в Раковорской битве]. Новгородци же перёдх; и князь хотяше Ђхати из города. Новгородци же кланяхуся ему: "княже, тымъ гнЂва отдаи, а от нас не Ђзди"; и еще бо не добрЂ ся бяху умирилЂ с НЂмци. Князь же того не послуша и поихаше прочь. И послаша владыку с вятшими мужи с молбою, и въспятиша его с Броньници. Тогда же даша тысячкое Ратибору Клуксовичю по княжи воли.
-Того же лЂта, на зиму, князь Ярославъ, с новгородци сдумавъ, посла [своего сына] Святослава на Низовьскую землю плъковъ копить, и совокупи всю князью и полку бещисла, и приведе в Новъгород; и ту бяше баскакъ великыи володимиръскыи, именемъ Амраганъ, и хотЂша ити къ Колываню. И увЂдавше НЂмци, прислаша послы с молъбою: "кланяемся на всеи воли вашеи, Наро†всеи отступаемся, а крови не проливаите"; и тако новгородци, гадавше, взяша миръ на всеи воли своеи.
-Князь же хотЂ ити на КорЂлу, и умолиша новгородци не ити на КорЂлу; князь же отосла полкы назад».

1270— «[Новгородская первая летопись] Того же лЂта бысть мятежь в НовЂгородЂ: начаша изгонити [великого князя Владимирского] князя Ярослава [Тверского] из города, и съзвониша вЂче на Ярославли дворЂ, и убиша Иванка, а инии вбЂгоша в Николу святыи [Никольский собор, находится рядом с Ярославовым двором]; а заутра побЂгоша къ князю на Городище тысячьскыи Ратиборъ, Гаврило Кыяниновъ и инии приятели его. И взяша домы ихъ на разграбление и хоромы рознесоша; а къ князю послаша на Городище, исписавше на грамоту всю вину его: "чему еси отъялъ Волховъ гоголными ловци, а поле отьялъ еси заячими ловци; чему взялъ еси Олексинъ дворъ Морткинича; чему поималъ еси серебро на МикифорЂ Манускиничи и на РоманЂ Болдыжевичи и на ВарфломЂи; а иное, чему выводишь от нас иноземца, котории у насъ живуть", а того много вины его; "а ныне, княже, не можемъ терпЂти твоего насилья; поЂди от насъ, а мы собЂ князя промыслимъ". Князь же присла на вЂче Святьслава и АндрЂя Воротиславича с поклономь: "того всего лишюся, акрестъ цЂлую на всеи воли вашеи". Новгородци же отвЂчаша: "княже, поЂди проче, не хотимъ тебе; али идемъ всь Новъгородъ прогонитъ тебе".
Князь же поиде из города по неволи; новгородци же послаша по Дмитрия Александровича [Переяславского]; Дмитрии же отречеся, тако река: "не хочю взяти стола передъ стрыемь своемь". И быша новгородци печални; а Ярославъ нача полкы копити на Новъгородъ, и бЂ послалъ къ цесарю татарьску Ратибора, помочи прося на Новъгородъ.
И се учювъ князь Василии Ярославич [Костромской], присла послы в Новъгород, река тако: «кланяюся святои Софьи и мужемъ новгородцемъ; слышалъ есмь, аже Ярославъ идеть на Новъгородъ со всею силою своею, и Дмитрии с переяславци [обратите внимание написано - "переяславцы", т.е. горожане ПереЯславля - современного Переславля-Залесского], и ГлЂбъ съ смолняны [и в этом случае написано - "смоленцы"]; жаль ми своея отчины»; а самъ поЂха в Татары, поима съ собою Петрила Рычага и Михаила Пинещинича, и възврати татарьскую рать, тако рекъ цесареви: «новгородци прави, а Ярославъ виновать». Уже бо бяше цесарь отпустилъ рать на Новъгородъ по Ратиборову лживому слову, рече бо Ратиборъ цесарю: "новгородци тебе не слушають; мы дани прошали тобЂ, и они нас выгнали, а инЂхъ избили, а домы наша розграбили, а Ярослава бещьствовали".
Новгородци же поставиша острогъ около города по обЂ странЂ, а товаръ въвозиша в город. И пригониша сторожи Ярославли мало не до Городища, и выидоша всь град въ оружии от мала и до велика къ Городищю, и стояша два дни пЂши за Жилотугомъ, а коневьници за Городищемь.
То увЂдавъ, Ярославъ поиде об ону сторону к РусЂ и сЂде в РусЂ, а в Новъгородъ присла Творимира: "всего, что вашего нелюбия до мене, того лишаюся; а князи вси за мене поручатся". Новгородци же послаша к нему Лазоря Моисиевича: "княже, сдумалъ еси на святую Софью; поЂди, ать изъмремъ честно за святую Софью; у нас князя нЂтуть, но богъ и правда и святая Софья, а тебе не хочемъ.
И совкупися в Новъгородъ вся волость Новгородьская, пльсковичи, ладожане, КорЂла Ижера, Вожане; и идоша в Голино от мала и до велика, и стояша недЂлю на бродЂ, а Ярославль полкъ об ону сторону. И присла митрополитъ грамоту в Новъгородъ, река тако: "мнЂ поручилъ богъ архиепископию в Русьскои земли, вамъ слушати бога и мене; кръви не проливаите, а Ярославъ всеЂ злобы лишается, а за то язъ поручаюся; аже будете и крестъ цЂловали, язъ за то прииму опитемью и отвЂчаю за то пред богомь". И не да богъ кровопролития христьяномъ. И присла Ярославъ с поклономь в новъгородскыи полкъ, и взяша миръ на всеи воли новгородьскои, и посадиша Ярослава, и водиша и къ кресту. [Из других источников известны имена татарских послов, которые принуждали к миру новгородцев - Чевгу и Баити] Того же лЂта, на зиму, иде князь Ярославъ въ Володимирь, и оттолЂ иде въ Орду, а в НовЂгородЂ остави АндрЂя Воротиславича; а пльсковичемъ дасть князя Аигуста. [Но ордынцы ограничили возможность Ярослава злоупотреблять своими полномочиями]».

1271 —«В тот же год преставился князь великий Ярослав Ярославович, внук Всеволода, идя из Орды и повезли его на Тверь, положили его в [ещё деревянной кафедральной ] церкви Святых Козьмы и Домиана».
- [Летопись Авраамки] В тот же год преставился сын его Михаил Тверской».

1276 —«В тот же год погорел город Тверь, осталась одна только церковь».

1282 —[Московский летописец] «В том же году князь великий Тверской Святослав Ярославович [так написано в летописи, но Святослав был только тверским князем] с Тверичами, и князь Данило Александрович с Москвичами [впервые мы видим появление самостоятельного игрока на "политическом поле" Северо-Восточной Руси - московского князя Даниила Александровича, которому в это время только 20 лет] и Новгородцы пошли ратью на великого князя [Владимирского] Дмитрия Александровича [Переяславского] к Переславлю. Князь же великий [Владимирский] Дмитрий [Переяславский] вышел против них со всею своею силою и стал в Дмитрове. Князья же со всеми воинами своими и Новгородцами не дошли до Дмитрова за 5 вёрст и стояли тут 5 дней рядом друг с другом общаясь через послов, и сотворив мир отошли».

1285 —«Заложена церковь каменная святого Спаса [Спасо Преображенский собор - новый кафедральный собор Твери] на Твери благоверным великим князем Михаилом Ярославовичем, и матерью его, благоверною великой княгиней Оксаньею Ярослава Ярославовича женой, и епископом Симеоном Тверским. [Первая каменная церковь, построенная на территории Владимирской земли после 1237/1238 года. Это говорит о богатстве Твери].
- [Московский летописец] Князь Михаил Ярославович заложил в Твери церковь Спаса на месте, где прежде была церковь Козьмы и Демьяна, при епископе Семионе.
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец] В том же году воевала Литва волоки в волости Олешне и совокупились Тверичи, Москвичи, Волочане, Новоторжцы, Зубчане, Рожевичи и пошли на битву с Литвой в канун Спаса и помог бог христианам [в то время литовцы еще язычники] великого князя их Домонта убили, а иных пленили, а многих убили и полон весь освободили, а иные [пленнённые литовцами ?] разбежались».

1287 —«[Московский летописец] Великий князь [Владимирский] Дмитрий [Переяславский] пошёл на Тверь ратью, а князь Михаил Ярославович Тверской прошёл ратью против него, и встретившись у Кашина заключили между собой мир».

1288 —«Не захотел Михаил Тверской поклониться великому князю [Владимирскому] Дмитрию [Переяславскому] и начал снаряжать полки. Слышал же это великий князь и созвал братию свою Андрея Александровича [Городецкого] и Данила [Московского] и Дмитрия Борисовича [Ростовского] и всех, кто был им подчинён и пришёл с ними к Твери; и пришли к Кашину и обступили город и стояли 9 дней, а Кснятин весь погнаша и оттуда восхотели идти к Твери. Князь же великий Михаил против них выехал и сотворил мир с великим князем Дмитрием и разошлись».

1289 —«Представился епископ Симеон Тверской и был положен в [ещё недостроенном кафедральном] Спасском соборе в Твери, февраля во 2-й день.
- [Московский летописец]«Князь Михаил Ярославович [Тверской] послал в Киев игумена Андрея из Пречистенского монастыря [поставить его] на епископью к митрополиту Максиму и [Максим] поставил его».

1290 —«Была достроена церковь святого Спаса на Твери [т.е. Спасский кафедральный собор], благоверным великим князем Михаилом Ярославовичем и матерью его, благоверной великой княгиней женой Ярославлею Ярославича
- В тот же год поставлен епископом в Тверь [сын литовского князя] Андрей .
- В тот же год освящёна была церковь святого Спаса на Твери епископом Андреем на Сборе архистратига Михаила».

1292 —«[Московский летописец]«В том же году подписались иконописцы [на роспись] в Твери церкви святого Спаса».

1293 —[Московский летописец]«[Борьба за Великое княжение Владимирское между Андреем Городецкия и Дмитрием Переяславским. Тверской князь - союзник Дмитрия Переяславского. Андрей Городецкий приводит на Северо-Восточную Русь "Дюденеву рать", которую сравнивают с Батыевым нашествием по своим последствиям] Они же пришедше много пакости учинили христианам и много городов побили, Владимир, Суздаль, Муром, Юрьев, Переславль, Коломну, Москву, Можайск, Волок, Дмитров, Углече поле, а всех городов взяли 14 и всю землю пусту сотвориша. А князь великий Дмитрий Александрович бежал во Псков. Татары же поимаше перечисленные города и восхотели идти на Тверь. Была же печаль великая Тверичам, не было у них князя, тогда был князь Михаил в Орде. Они же целовали между собой крест и сели в осаде укрепившись на том, что биться с татарами, а не сдаваться. Тогда множество людей собралось в Твери и из иных княжеств перед битвой. В это время князь приехал из Орды, и встретили его с крестами и была радость великая Тверичам. Татары же услышав о возвращении князя Михаила не пошли на Тверь, но шедше Волок взяли».

1294 —«Осенью женился великий князь Михаил Ярославович Тверской [на дочери Дмитрия Борисовича Ростовского] и были повенчаны в Спасском соборе в Твери владыкой Андреем.
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец] Той же зимы Татарский царь пришёл во Тверь, имя ему Токтомерь и много тягости людям учинив ушёл к себе».

1296 —«Погорел город Тверь [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец, дополняет] в Великие дни в субботу по заутрене».

1297 —«Срублен был город на Волге, около Зубцова, на Старице [Старица - старое русло реки. В данном случае летописец пишет о современном городе Старица].
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец].[ Андрей Суздальский пришёл из Орды и решил идти войной на Переяславль, потом на Москву, потом на Тверь]. Слышал же то Михаил Тверской и Данила Московский князь и совокупились воины и пришли и стали близь Юрьева на полки Андрея [находившегося в это время во Владимире] и не так не дали пойти Андрею на Переяславль.
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец.] В субботу в ночь на неделе Фоминой в Твери загорелся княжий двор и было чудо, как Бог заступился за князя спящие люди запах пожара не учуяли, но учуял князь с княгинею, но не успели ничего вынести. И так погорело немало имущества, золота, серебра, оружия, одежд».

1298 —«Родился князю великому Михаилу сын Дмитрий.
- [Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец за 1297 г.] В сентябре в понедельник по вечерни родился князю Михаилу Тверскому сын и нарекли его именем Дмитрий».

1300 —«[Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец.] В октябре месяце родилась Михаилу Тверскому дочь и наречена была именем Феодора».

1301 —«[Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец.] Собрали княжеский съезд в Дмитрове: Андрей - великий князь Владимирский, Михаил Тверской, Данила Московский, Иван Переяславский и взяли мир между собой. А Михаил Тверской с Иваном Переяславским не докончили между собой [т.е. не помирились]».

1302 —«[Лаврентьевская летопись. Суздальский летописец.] Михаил Тверской ходил помощью новгородцам на немцев, но узнав о победе новгородцев вернулся назад».

1304— «[Новгородская первая летопись] Преставися великыи князь АндрЂи Александрович, внукъ великого Ярослава, мЂсяца июля 27, на память святого ПантелЂимока, постригъся въ скиму, и положенъ бысть на Городци; а бояре его Ђхаша во ТфЂрь. И сопростася два князя о великое княжение: Михаило Ярославич ТфЂрьскыи и Юрьи Данилович Московьскыи, и поидоша въ Орду оба, и много бысть замятни Суждальскои земли во всЂхъ градЂхъ. А в Новъгород вослаша тфЂричи намЂстникы Михаиловы силою, и не прияша ихъ, но идоша новгородци в Торжекъ блюстъ Торжку, и совкупиша всю землю противу, и съсылаючеся послы, розъЂхашася, докончавше до приЂзда князии».
1305 — [Никоновская летопись ] [ Нижний Новгород. Нижегородцы выступили против оставшихся в городе после смерти князя Андрея Александровича княжеских бояр: "черные люди побили бояр". Однако в конфликт вмешался двоюродный брат Андрея Александровича, возвратившийся к тому времени из Орды тверской князь Михаил Ярославович. ] «пришед же князь Михаил Ярославич из Орды в Новгород и изби вечников».

1306 —«Представился великий князь [Владимирский] Андрей Александрович [Городецкий].
- [для получения ярлыка на Великое княжение Владимирское] В тот же год поехал князь великий Михаил Ярославович Тверской в Орду.
- В тот же год родился князю великому Михаилу сын Константин.
— [Троицкая летопись] [Пока тверской и московский князья спорили в Орде за ярлык на великое княжение Владимрское, тверские войска пошли на Переяславль Залесский, вероятно, за деньгами для тверского князя ]. В лето 6814 бысть убьение Акинфово, тферскаго боярина, князю Михаилу Тферскому, такоже и князю Юрью Московскому в Орде сущим. Князь же Иван Данилович с Москвы приехал в Переяславль и сел в нем [т.е. захватил]. Тогда бысть ему бой с Акинфом Тферскым, с князем же с Иваном с единаго переяславская рать, к тому же приспела и московская рать и бишася зело крепко, и поможе Бог князю Ивану и уби Акинфа у Переяславля, и зятя его Давыда, и множество тферичь, и погнашася эа ними и настигающе много тферичь побита. Дети же Акинфовы, Иван и Федор одва убежали в Тферь».

1307 —«Зимой вернулся великий князь Михаил из Орды и сел во Владимире на великом княжении и ходил войной на Москву [но по причине распутицы и бездорожья до Москвы не дошёл и вернулся в Тверь]».

1308 —«Зимой великий князь Михаил ходил на Москву и [не сумев взять Москву штурмом] взял мир.
- [Новгородская первая летопись] СЂде князь великыи Михаило Ярославичь, внукъ великого Ярослава Всеволодича, въ НовЂгородЂ на столЂ, в недЂлю, на Сборъ святыхъ отець, иже в ХалкидонЂ».

1311 —«Марта 20 в Твери Пётр митрополит [Киевский и всея Руси] поставил епископом [Тверским] Харлампия, а другого следующим утром Прохора в Ростов».
- [Московский летописец] Князь Дмитрий Михайлович Тверской [в это время он был и Великим князем Владимирским] собрал много воинов, хотел идти на Нижний Новгород войной и на князя Юрия, и не благословил его Пётр митрополит; он же стоял во Владимире 3 недели и распустив рать возратился восвояси».

1312 — [Московский летописец] «Заратился великий князь [Владимирский] Михаил Ярославович [Тверской] с Новгородом и наместников своих свёл [вывел из Новгорода] и продовольствие в Новгород не пропускал, а Торжок и Бежичь и всю волость взял. Пришёл [новгородский] владыка Давид в Тверь и заключил мир за полторы тысячи гривен серебра, а князь послал своих наместников в Новгород.

1313 —«Представилась великая княгиня Аксинья, вдова князя Ярослава Ярославовича, в пострижении Мария».
— [Московский летописец] «Князь великий Михаил пошёл в Орду, а с ним митрополт Пётр к царю Узбеку, после смерти Тохты.Милостью божьей митрополит Пётр вскоре был отпущен в Русь».

1314 —«Пришли новгородцы ратью на Тверь и пожгли сёла за Волгою и взяли себе на стол Юрия Даниловича [т.е. на княжение в Новгород был приглашён московский князь Юрий Данилович]. Юрий же оставил в Новгороде своего брата Афанасия, а сам пошёл в Орду [за ярлыком на Великое княжение Владимирское]».

1315 —«Вернулся из Орды великий князь Михаил, а с ним татар сила. Пошли к Торжку с татарами, суздальскими князьями и бились с новгородцами у Торжка месяца февраля 5 дня. Победил великий князь Михаил новгородцев, убив более тысячи новгородцев, а город сжёг. Некоторые новгородцы убежали в Новгород из Торжка. Повелел великий князь Михаил поймать всех: князей Афанасия Даниловича [Московского] и князя Фёдора Ржевского и бояр их и кто ещё надобен князю [заложники, а так же с целью выкупа], а иных омирив посади, а кремль их повелел разнести [т.е. в буквальном смысле разобрать по брёвнам деревянный кремль]».
- [Новгородская четвёртая летопись] пришёл из Орды Михаил Тверской [в то время Великий князь Владимирский], а с ним татарские послы Тайтимер, Махрожа и Инды эти в Ростове были и много зла сотворили».

1316 —«Марта 19 загорелся город Тверь и кремль и множество людей погибло.[Первоначальный город стал большим и внутри его мы видим отдельный, укреплённый Кремль]
- Марта 28 преподобный епископ Андрей Тверской оставил свою епископью и ушёл в монастырь.
- В тот же год великий князь [Владимирский - Михаил Тверской] собрал много воинов ["со всей землёй Низовскою"] и пошёл на Новгород. Злые [проводники] вожи завели его в лихие места и великий князь возвратился и много пакости было его войскам. [руские летописи сообщаю, что против Твери выступила "совокупившись" вся Новгородская земля. Москвичи так же готовились нанести удар по Твери, пользуясь отсутствием князя. Кроме того, войска, остановившиеся не доходя 50 вёрст до Новгорода около села Ульяны-на-Ловати, настиг мор. Срочно возвращаясь в Тверь Михаил фактически бросил на произвол свои войска. Потери объединённого тверского войска, возвращавшегося домой, были огромны]
- В тот же год приехал в Тверь [новгородский архиепископ] Давид просить за новгородцев мир в обмен на деньги и договорились с князем Михаилом Ярославовичем за пять тысяч рублей.
- Той же зимы был назначен новый епископ Твери Варсунофей».

1317 —«Пришёл князь Юрий [Данилович Московский] из Орды и привёл с собой посла сильного именем Кавгадия. Встретил их великий князь Михаил у Костромы с союзными суздальскими князьями и долго стояли на [противоположных] берегах Волги. После общения с послом Кавгадием Михаил [Тверской] передал великое княжение Владимирское Юрию [Московскому ] и ушёл в свою отчину в Тверь, где заложил новые укрепления вокруг города.
- Той же осенью сентября 17 было знамение на небе: круг над городом Тверью мало не ступился, на полночи, и было три луча - два на восток, а один на запад.
- Этой же зимой князь Юрий [Московский] с Кавгадыем и всеми [перешедшими на сторону Москвы] князьями Суздальскими пришли от Костромы к Ростову, от Ростова к Переяславлю-Залесскому и много зла сотворили христианам. А от Переяславля пошли к Дмитрову, а из Дмитрова в Клин.
В это время пришли новгородцы в Торжок на великого князя Михаила [Терского] на помощь Юрию [Московскому] и обсуждали планы по совместным действиям: Юрию идти от Волока [Ламского], а новгородцем от Торжка.
Новгородцы вышли от Торжка и начали воевать [Тверскую землю] по границе, а Михаил [Тверской ] не дав им соединиться напал на новгородцев и убил 200 новгородцев. После этого они послали к Михаилу [тверскому] челобитную и взяв мир ушли в Новгород.
Князь Юрий [Московский] с татарами и суздальцами начал воевать Тверскую волость, сёла и запасы урожая жечь, а людей уводить в плен. Потом пришли к городу Твери и стали в 15 верстах, где стояли 5 недель [не решаясь его штурмовать], а всего хозяйничали в Тверской отчине три месяца. Кавгадый посылал послов к Михаилу [Тверскому], с лестью, но мира не заключили.
[Вероятно, понимая бессмысленность дальнейшего стояния под Тверью и испытывая продовольственные затруднения] Ушёл Кавгадый к Волге, а князь Юрий [Московский ] с суздальскими князьями стали на волжской переправе.
Князь Михаил [Тверской] объединив силы Твери и Кашина пошёл на Юрия [Московского], а Юрий ополчился против них.
Встретились обе силы и была битва великая [Бартеневская битва 22 декабря 1317 года] и помог бог великому князю Михаилу Ярославовичу [Тверскому] и многих из московского войска убили, а князей в плен взяли взяли и привели в Тверь с княгиней Юрия Кончакой [Кончака - сестра ордынского хана Узбека, жена московского князя, в крещении Агафья] а князь Юрий [Московский] бежал в Новгород Великий с малой дружиной.
Кавгадый повелел своей дружине повергнуть знамёна и уйти в Орду
- Той же зимой пришёл князь Юрий [Московский] с новгородцами к броду [через Волгу] и стояли напротив князя Михаила [Тверского] и [не решаясь на новое сражение с неизвестным результатом] взяли мир.
- Той же зимой [понимая, что ордынцы потребуют объяснений таким действиям] великий князь Михаил [Тверской] отправил своего сына Константина [третий сын Михаила, ставший впоследствии удельным князем Дорогобужским] в Орду».

1318 —«[В Твери умерла жена Юрия Московского - Агафья, напомню, сестра ордынского хана Узбека. Я придерживаюсь мнения о её случайной смерти, т.к. тверчанам смерть Агафьи была не просто не нужна, но и смертельно опасна. Московский летописец прямо пишет, что она "тамо зельём уморена бысть", что отражает московскую версию] Послал великий князь Михаил [Тверской] в Москву [своего боярина] Олексу Марковича с посольством о любви [печальной вестью о смерти княгини и попыткой примирения] но убил его князь Юрий [Московский].
- В тот же год поехал в Орду князь Юрий Данилович [Московский] с Кавгадаем.
- Той же осени загорелся город Тверь и множество людей угашены были. Погорела большая часть города, а церквей сгорело шесть.
- Пришёл в Орду князь Юрий [Московский] а с ним главный виновник беззакония проклятый Кавгадай, наставляемый дьяволом [обратите внимание, тверской летописец выставляет главным виновником Кавгадая, а не Юрия] и начал наводить беззаконие на великого князя Михаила [Тверского] царю [ордынский хан - царь в руских летописях] Узбеку говоря: князь Михаил [Тверской] собрал по городам много дани, и с ней решил идти к немцам [т.е. за помощью в Ливонию], а не к тебе.
Разгневался царь и повелел морить голодом [находящегося в заложниках в Орде сына Михаила Тверского] Константина [Дорогобужского], затворив его в храме. Однако советники сказали [Узбеку], что если умрёт сын, то отец в Орду не поедет, поэтому его отпустили.
- На исходе того же года пришел в Орду благоверный великий князь Михаил [чтобы отвести удар ордынцев от Твери, Михаил Ярославович добровольно поехал в Орду фактически на смерть], у моря [Азовского] Сурожского, где впадает в него река Дон [вероятно, кочевая ставка Узбека в это время находилась в районе современных городов Ростов-на Дону и Азов]; было же это сентября в шестой день.
И по обычаю одарил князей и царицу [жена хана Узбека, византийская принцесса Баялынь], после же самого царя.
Когда же блаженный Михаил пробыл в Орде один месяц, сказал царь чиновникам своим: "Что мне говорили до приезда князя Михаила? Судите его с князем Юрием". Они же, [летописец называет виновниками гибели тверского князя чиновников хана, а не московского князя Юрия] судивши, не сказали правды царю; но оболгали Михаила виной перед беззаконным царем Озбяком.
На следующую неделю поставили его на суде связанным. И судивши его, так сказали царю: "Достоин Михаил смерти".
На другое утро, в субботу, возложили соху из тяжелого дерева на шею святого Михаила.
Когда пошел двадцать шестой день, как он был в такой неволе и безмерном мучении, за рекой Тереком, под великими горами Ясскими и Черкасскими, у города Тетякова, на реке Севенце [местом гибели Михаила Тверского исследователи считают окрестности современных селений Плиево и Карабулак на Северном Кавказе, на левом берегу реки Сунжа, но если смотреть карту, то место его гибели отстоит на значительном расстоянии от того места, куда он приехал 26 дней назад, т.е Орда всё это время кочевала], рано в среду встал блаженный Михаил и велел начать иерею заутреню и часы. Сам же прилежно слушал с плачем и горькими вздохами. И велел начать правило к святому причащению, и пел сам по книгам, с умилением молясь. И окончив, сел, и сказал сидевшим у него сыну его Константину и всем, кто обычно был с ним: "Дайте мне Псалтирь, тоскует душа моя". И открыв, нашел псалом: "Услышь, Боже, молитву мою"; и прочел до конца.
В тот час приняли намерение убить его, и вот один из его слуг вбежал в вежу и сказал: "Господин, Кавгадый и Юрий [Московский] идут из Орды прямо к твоей веже". Блаженный же сказал, зная, зачем идут: "На мое убиение", — и быстро отослал сына своего к царице.
Кавгадый же и Юрий [Московский] слезли с коней у торга, близ вежи [кочевой шалаш]. Убийцы блаженного, как лютые звери и немилостивые кровопийцы, внезапно вбежали в вежу; он же стоял в недоумении. И схватили его за соху, и ударили его сильно; и бросили на вежу, и проломилась стена вежи. Он же опять встал. Многие же, схватив, уронили его на землю, и били его ногами. И вот один из беззаконных, по имени Романец [судя по имени, один из людей московского князя Юрия], извлек большой нож и ударил в сердце блаженного, в правую сторону [профессиональный удар воинов того времени], и, вращая ножом, поразил благородное сердце его.
И так предал в руки Божий дух свой блаженный и христолюбивый князь великий Михаиле Ярославич, приняв насильственную смерть за христиан и за отчину свою, ноября в двадцать второй день, в шесть часов дня [примерно четырнадцать часов по современному времяисчислению]. Князь же Юрий отправил на Русь благородное и святое тело блаженного Михаила. И, привезя в Москву, положили его в церкви Святого Спаса [Древнейшая церковь Московского Кремля. Стояла у Боровицких ворот. Обратите внимание на посвящение церкви, такое же, как кафедральный собор в Твери. Судя по всему, тело погибшего князя должно было стать предметом торга между Москвой и Тверью]».

1319 —«Вернулся из Орды князь Юрий [Московский] и с ним Константин Михайлович [Тверской], и бояре его отца.
- В тот же год в Тверь поехал Прохор, епископ Ростовский, Ярославский и Стародубский, позвавший князя Александра [Александр Михайлович, второй сын убитого в Орде Михаила Ярославовича. Великий князь Владимирский с 1326 по 1327 гг. и тверской с 1337 по 1339 гг. Убит в Орде вместе со своим сыном Федором] к князю Юрию на примирение. По целованию их [как я понял, крестное целование с гарантиями безопасности] князь Александр приехал во Владимир на Петров день [29 июня по старому стилю] и заключил с Юрием любовь [мир, соглашение]. Честное же святое тело князя Михаила [Тверского], своего отца, он забрал из Москвы и привёз в Тверь сентября 6 дня.
Тогда же вышел весь город [Тверь] встречать его [тело]: епископ Варсунофей с игуменами и с пресвитерами и с дьяконами, с кадилами, свечами и множество черноризцев; [вдова] княгиня Анна с сыновьями Дмитрием, Александром и Василием [четвертый сын Михаила Ярославича, князь кашинский с 1318 по 1368 гг. и великий князь тверской с 1349 по 1365 гг.]. Бояре же и все люди плачь великий створиша, рыдание и взяв тело блаженного страстотерпца перенесли его в город совершив торжественное поминальное песнопение положили его в [Тверском кафедральном соборе] церкви святого Спаса рядом со своим отцом. [Далее следует хвалебный панегерик]
- Той же зимой женился князь Александр Константинович [Анастасия, жена Александра Михайловича, предположительно, была родом из Новгорода или Пскова]».

1320 —«Женился князь Константин Михайлович [Дорогобужский] на дочери великого князя Юрия [Московского] Софии [вероятно, это было одно из условий возвращения тела Михаиля Ярославовича в Тверь]; венчались в Костроме в церкви Фёдора [Стратилата ? ].
- Той же зимой князь Дмитрий Михайлович ["Грозные Очи", старший сын Михаила, ставший после смерти отца тверским князем] привёз из Литвы княжну Марию, дочь [великого князя Литовского] Гидемина [первый брак оформивший политический союз Литвы и Твери]».
[судя по всему, женитьба сразу трёх тверских князей в за один год 1319-1320, была вызвана какими-то неизвестными нам чрезвычайными обстоятельствами]

1321 —«По весне приехал в Кашин [в Никоновской летописи Таянчар, ордынский баскак] Гачна татарин с Жидовином должником [откупщик ханской дани, вероятно, речь идёт о кредиторе тверского князя в Орде, который приехал с Гачной за получением долга], много тягости учинил Кашину.
- В тот же год была гибель солнца.
- Той же осенью князь Юрий [Московский] со всей силой Низовской и Суздальской пришёл к Переяславлю для похода на Кашин. Дети [убитого в Орде] Михаила [Тверского] во главе с Дмитрием [Тверским] и [мы видим городские ополчения] Тверским полком и Кашинским [полком] вышли против него к Волге. При посредничестве владыки Андрея был заключён мир и враждующие стороны разошлись.
- Той же зимой поимав [т.е., попросту забрал] князь Юрий [Московский] у Михайловичей ордынский выход [дань, которую тверские князья везли в Орду] не вступая в конфликт с [сопровождавшим их] ордынским послом, но [вместо Орды] с серебром поехал в Великий Новгород [чтобы пустив серебро в оборот заработать себе ссудный процент. В Новгороде в это время княжил его брат Афанасий Данилович Московский].
- Той же зимой родился у князя Александра сын Лев».

1322 —«[Пока Юрий Московский в Новгороде прокручивал в обороте отобранную у тверчан ордынскую дань] Того же лета князь Дмитрий Михайлович [Тверской, более известен нам как Дмитрий "Грозные Очи" ] приехал в Орду [и доложил ордынскому хану Узбеку о действиях Юрия Московского], а на [Северо-Восточную] Русь пришло посольство сильное от царя [ордынского хана] во главе с Ахмылом [так называемая Ахмылова рать ] за князем Юрием [Московским] и [его братом] Иваном Даниловичем и в Низовских городах много зла сотворила христианам. Князь Юрий [Московский] в это время был в Выборге, затем пошёл в Низ. На Удроме [район современного города Удомля ?] его настиг Александр Михайлович [Тверской], пленил его бояр, а сам Юрий [Московский] бежал в Псков.
- Этой же осенью сел князь Дмитрий Михайлович [Тверской] на великое княжение [Владимирское]».

1323 —«В Твери была заложена каменная церковь Фёдора [в честь какого Фёдора и по инициативе кого построена церковь точно не известно. По одной версии строить церковь начал торговавший в городах Поволжья богатый купец Фёдор Иерусалимлянин в честь своего небесного покровителя Фёдора Стратилата или Фёдора Тиронского. Строительство церкви закончили после его мученической церкви в Булгарской Казани. По другой версии церковь начал строить тверской архиепископ после мученической гибели Фёдора Иерусамлиянина в Булгарской Казани как памятник всем христианам-мученикам, павшим от рук иноверцев].
[Сообщение за 1323 год Никоновской летописи: "Того же лета совершена бысть и свещена церковь камена во Твери во имя святаго Феодора, юже соверши и украси игумен некий, именем Иван Цареградец]
- В тот же год преставился тверской архиепископ Андрей в своём Богородицком монастыре на Шоше, и был положен в святом Спасе в Введении [маленькая церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы около Тверского кафедрального Спасо-Преображенского собора

1325 —«[В Твери ] завершили строительство [каменной] церкви святого Фёдора
- Той же зимы князь Юрий [Московский] был убит в Орде [тверской летописец умолчал о том, что московского князя убил тверской князь Дмитрий Михайлович "Грозные Очи"].
— [Московский летописец] Приехал в Орду князь Дмитрий Михаилович Тверской и шед тамо убил великого князя [Владимирского] Юрия Даниловича [Московского] без цесарева слова, и не добро было самому, так как что посеешь, то и пожнёшь».

1326 —«15 сентября убили в Орде великого князя Дмитрия Михаиловича Тверского [за совершённое им самоуправство - убийство в Орде Юрия Даниловича Московского без разрешения Орды] да князя Александра Новосильского [причина его казни не известна] в один день на одном месте, на реке, называемой Кондракли.
- В тот же год [новому Тверскому] князю Александру Михайловичу дано великое княжение [Владимирское], [он] вернулся из Орды и сел на великое княжение.
— [Московский летописец] «В том же году возратился из Орды князь Александр Михаилович, а с ним Татарский должницы [т.е. кредиторы - чтобы получить Великое княжения Владимирское тверской князь залез в огромные долги] и много тяготы бысть земли Тверской от Татар.
- [Описание тверским летописцем причины ордынского посольства в Тверь, явно не имеющее реальных оснований] Через некоторое время за умножение грехов наших Богу попустившему дьяволу возложить зло в сердца безбожным Татарам говорящим безаконному царю [ордынскому хану Узбеку]: "если не погубишь князя Александра [Тверского] и всех князей Руских [думаю, летописец подразумевает князей Северо-Восточной Руси ], то не будет власти над ними".
И беззаконный, проклятый, всему злу начальник Шевкал [двоюродный брат ордынского хана Узбека], разоритель христианский, открыл уста свои скверные, начал говорить, поучаемый дьяволом: " господин [мой] царь, если мне велишь, я пойду в [Северо-Восточную] Русь и разорю христианство, а князей их изобью, а княгинь и детей приведу [в Орду]".
И повелел ему царь это сделать
Беззаконный же Шавкал, разоритель христианский, пошёл на Русь со многими Татарами и пришёл в Тверь [вероятнее всего Шевкал пришёл за обещанными новым тверским князем Александром Михайловичем деньгами за ярлык на тверское княжение и особенно за ярлык на Великое княжение Владимирское. Возможно, были ещё какие-то практические административные поручения от Узбека].
Прогнал князя великого с его двора, а сам стал на дворе князя великого с многою городостью. [Шевкал не просто баскак или военноначальник, а двоюродный брат ордынского хана Узбека, один из высших должностных чиновников в Орде, так что проблема его размещения в Твери действительно имела место быть. Я думаю, что тверской князь добровольно уехал с княжеского двора вместе со всем своим окружением, чтобы избежать столкновения с Шевкалом и его личным окружением. Учитывая общее отношение руских к своим захватчикам, а также недавнюю казнь в Орде его старшего брата, такой поступок был единственно верным] и воздвиг же гонение великое над христианами насилием, ограблением, избиениями, поруганиями.
Народ же с горестью от повсеместного оскорбления жаловался много раз великому князю о защите. Он же видя озлобление своих людей не имея возможности защитить [их], велел им терпеть. Но не могли терпеть Тверичи и искали подобающее время. Случилось это 15 августа, в полутра, когда заканчивается торговля, некто тверитянин, по прозвищу Дюдько [вероятно, реальной историческое лицои] повёл молодую кобылицу очень упитанную [т.е. здоровую, сильную] на Волгу [вероятнее всего помыть в воде]. Татары же увидев [такую хорошую кобылу] отняли её. Дьякон увидел это, сжалился [лишение лошади для многих простых людей означало голодную смерть] и начал призывать: "о мужи Тверские, не выдайте". Между татарами и тверичами [попытавшимися отбить кобылу] завязалась стычка. Татары, надеясь на самовластие, начали сечь [рубить саблями] подходящих людей, что вызвало их возмущение. Ударили в колокола, стали вечем и поворотися весь город и весь народ к тому времени собравшийся [на вече]. И была в них замятня [смута], кликнули всех тверичей и начали избивать [всех бывших в городе] татар, где кого застали. Потом дошло дело до убийства самого Шевкала и его окружение. Только пасущие коней [татары] сумели вскочить на коней и убежать в Москву, а из Москвы в Орду, где рассказали об убийстве Шевкала.

1327 —«Узнав [о гибели Шевкала] на зиму послал [ордынский хан Узбек] рать на землю Рускую [карательная экспедиция Орды была направлена непосредственно против Тверской земли] во главе с воеводой Федорчуком и 5 темниками. [имя воеводы явно христианское - Фёдор. К ордынцам присоединились войска Москвы и Суздаля ] Людей много погубили, а иных пленили, Тверь и все города [Тверской земли] пожгли. Великий же князь Александр Михайлович [Тверской] не терпя безбожных крамол, оставил княжение Руское [великое княжение Владимирское] и всё отечество своё ушёл в Псков с княгиней и детьми. [Летопись Авраамки] Князь Александр бежал во псков, а Константин и брат его бежали в Ладогу.
[этот абзац тверского летописца оставлю без комментариев] Великий же Спас, милостивый, человеколюбивый Бог, своей милостью заступился за благоверного великого князя Ивана Даниловича [Московского - "Калиты" ], город его Москву и всю его отчину от иноплеменных поганых [поганые - язычники] Татар.
- После нашествия князь Константин [Дорогобужский, занявший тверской стол после бегства Александра] с братом, князем Василием [Кашинским], с матерью и боярами приехал в Тверь, пересилив печаль [от увиденного], помолился святому Спасу и всем церквам, желая, чтобы опять в них люди молились. Кто спасся от безбожных, тех вернул к своим домам и укрепил их своей любовью».

1328 —«Сам князь Константин [Дорогобужский, занявший тверской стол после бегства Александра] с князем Иваном Даниловичем ["Калита"] поехали вместе в Орду
- В тот же год сел Иван Данилович на великом княжении всей Руси [в действительности речь идёт о Великом княжении Владимирском] и была тишина великая 40 лет перестали поганые [язычники, в данном случае имеются ввиду язычники-ордынцы] воевать Рускую землю и убивать христиан; и отдохнули и упочинуша христиане от великой истомы, и многих тягостей, и от насилия Татарского, и была оттоль тишина великая по всей земле».

1329 —«Божьей милостью уехал из Орды в свою отчину в Тверь и начал княжить тогда тихо и мирно. И бояре и слуги в Твери и люди, уцелевшие от безбожных Татар утвердились в нём. Сожжённые церкви опять поставили и начали в них молиться.
- В тот же год великий князь Иван Данилович [т.е., находившийся в это время на великом княжении Владимирском московский князь Иван Калита] пошёл ратью на Псков князя Александра Михайловича [Тверского], а он убежал в Опоку».

1330 —«Женился князь Василий Михайлович [Кашинский] в Брянске. [Никаких сведениях о его жене я пока не нашёл. Возможно, это сестра или одна из двух дочерей княжившего в это время в Брянске Дмитрия Романовича]
- В тот же год поставили епископа Фёдора городу Тверь».

1331 —«Поехал князь Константин [Дорогобужский, находящийся на княжении в Твери] в Орду».

1332 —«Князь Константин [Дорогобужский] приехал из Орды.
- В тот же год лета межинина великая в земле Руской [вероятно, речь идёт о Северо-Восточной Руси], дороговизна, хлебный голод и скудность всякого продовольствия. Такую дороговизну некоторые называют "рослую рожу"».

1336 —«Приезжал князь Александр [Михайлович Тверской ] из Пскова в Тверь, (проведать ?) сына своего князя Фёдора, и опять поехал в Псков. Через некоторое время поразмыслив сказал: "если здесь умру, как многие говорят, будучи беглым князем, дети мои будут лишены великого княжения [вероятно, речь в первую очередь идёт о тверском княжении, которое давала право на Великое княжение Владимирское]; лучше умереть Бога ради, чем жить в зле". И послал своих бояр к митрополиту [Киевскому и Всея Руси, находившемуся в это время уже в Северо-Восточной Руси, в Москве ] Феогносту для благословения, прося молиться за него. И получил от него благославение и молитву и от всех святителей и поимье бояре свои и слуги».

1337 —«Князь Александр Тверской поехал в Орду, обойдя всю землю Рускую [вероятно, опасаясь москвичей, ехал дальними дорогами] приехал к беззаконному царю Азбяку [ордынский хан Узбек] и сказал ему: "господин царь, если я много зла сотворил тебе, вот я всем готовый перед тобой [ответить за это]".
[Судя по всему, в тексте летописи пропуск. Александр Тверской вернулся в Тверь и стал княжить, а его малдший брат Константин уехал в Дорогобуж. Затем Узбек ещё раз вызвал в Орду Александра тверского с его сыном Фёдором]
Царь ответил: "всю волю твою выполню, как желаешь, приведи сына своего Фёдора [а потом] пойдёшь на Русь". Благоверный же и христолюбивый великий князь Александр Михайлович [Тверской] зная их безбожную лесть и не зная, что в этот раз будет, размышляя и сердцем своим чуствуя сказал: "если поеду, разлучён буду с жизнью, а если не поеду, много пакости они доставят христианам [Твери]". И так оставя все мысли поехал в Орду, утешаясь словами божьими. Епископ же и игумен и попы с княгиней и его детьми проводили его службами от Кашина до святого Спаса [т.е. от церкви в Кашине до кафедрального Спасского собора в Твери] и служили службу у святого Спаса, молитву сотворив за князя и за друзей его [спутников, слуг] и так отпустили с многими плачами и стенаниями, какие бывают от тугой печали [можно сказать, заранее отпевали его как покойника]. Князь сел в насад [ речные суда того времени] и в это время дул великий ветер навстречу гребущим, так что ели прошли землю Рускую. Брат его Василий [Михайлович Кашинский] с боярами и слугами проводили до Святославля поля. Брат его Константин [Михайлович Дорогобужский] лежал в великой болезни и плакал о нём, говоря: "это есть наставник отчины нашей, о нем же утвердились люди по рати сей [вероятно, речь идёт об антиордынском восстании 1327 года]". [Дальше летописец описывает пребывание в Орде и ожидание решения ордынского хана]
...Закончив заутреню он сел на коня и начал ездить везде получая сообщение о своей смерти, одного слугу послал к царице [которая ходатайствовала за него], но по приезду в свой лагерь получил от слуги весть о смерти: "убиты будут князь Александр и сын его, князь Фёдор".
Князь посмотрел в небо и повелел петь псалмы. После пения князь увидел Черкеса, идущего в его палатке, а с ним татар и вышел из палатки, став напротив них. Они же немилостливо схватили его, сорвали одежды и поставили на колени перед Товлубием голыми и связанными. Сидящий на коне [Товлубий] приказал: "убейте". Они же повалили князя Александра и его сына Фёдора на землю и отрубили им головы и так умерли и приняли мучения за род христианский. [Княжеские] Бояре же и слуги разбежались, [непонятно, кто именно] а другие взяли тела и привезли их на Русь во Владимир, где их встретил митрополит Феогност с игуменами, с попапи, совершив посмертное отпевание.
Брат же его, князь Константин [Михайлович Дорогобужский], князь Василий [Михайлович Кашинский], епископ Фёдор Тверской и Гавриил, епископ Ростовский совокупившись отпевали его у святого Спаса в Переяславле, и отпустиша и. [Спасо-Преображенский кафедральный собор в Переяславле-Залесском. Обратите внимание, что в Переяславле-Залесском и Твери кафедральные соборы посвящены Спасу, т.е. мы видим явное и не случайное единство. Основателем княжеской тверской династии был внук владимирского князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и сын переяславского князя Ярослава Всеволодовича - Ярослав Ярославович Тверской. Родные братья: убитые в Орде Дмитрий, Михаил, а так же Константин и Василий - внуки первого собственно тверского князя. Вероятно, здесь летописец намекает на статус тверской княжеской династии в Северо-Восточной Руси]
Привезли [тела отца и сына] в Тверь, где встретили их горожане у Святого Михаила. Тела на руках несли через весь город к Святому Спасу. Мать же его, братья, жена с детьми и все горожане горько плакали. Епископ же с игуменами и с попами совершил поминальную молитву, после чего их похоронили.
После смерти Александра брат его Константив взял княжение Тверское. После смерти Константина [в 1347 году], Василий, брат его, взял княжение Тверское [1348-1368

1363—«Того же лета князь великий Дмитрий [Великий князь Владимирский и князь Московский Дмитрий Иванович "Донской"] собрал много воинов и послал рать на Михаила Александровича Тверского. Князь же великий Михаил [Тверской] побежал в Литву к великому князю Ольгерду, своему зятю с жалобой, прося себе помощи, чтобы совершилась месть [Москве].
Той же осенью великий князь Литовский Ольгерд собрал много воинов и пошёл ратью к Москве на великого князя Дмитрия, а с ним его брат Кейстут, тогда ещё молодой сын Витовт, все сыновья Ольгерда и все князья Литовские [т.е. мы видим объединённый поход всего Великого княжества Литовского ].
Князь великий Михаил Александрович Тверской подошёл к границе Московского княжества. [Далее следует описание военных действий Литвы и Москвы, поражение Москвы] Той же зимой москвичи отступились от Городка и всех частей княжения Семёнова [принадлежащих ?] князю великому Михаилу Александровичу [Тверскому].»

1370—«Многие ночи были знамения на небесах, аки кровавые столбы по небу проявляя ратных нахождений [северное сияние ?

1371—«Месяца апреля в 10 день от царя Мамая приехал из Орды [Темник - Мамай не был царём, или ордынским ханом. Кроме того, сама Орда раскололась на две части, так что Мамай, при формальном хане этой части Орды, возглавлял только одну часть Орды. Летописец явно повышает его статус] великий князь Михаил Александрович Тверской на великое княжение [Владимирское] с ярлыком, а посол с ним Сарыхожа. [Затем они] Поехали из Твери мимо Кашина на Волгу. А великий князь Дмитрий Московский [Донской] по всем [своим] городам бояр и людей привёл к крестному целованию, не признавать главенство князя Михаила Тверского, а в землю [т.е. на территорию Великого княжества Владимирского, которое к тому времени практически слилось с Московским княжеством] его не пустить на княжение великое. А сам с братом своим Владимиром [Серпуховским] стали ратью в Переяславле.
Ордынский посол послал к Дмитрию явиться во Владимир к ярлыку, но князь Дмитрий [Московский] ответил: "к ярлыку не пойду, на великое княжение [Владимирское тверского князя ] не пущу, а тебе послу почести [думаю, пообещал большую взятку]".
Прислал звать посла и посол дал ярлык [на великое княжение Владимирское] великому князю Михаилу [Тверскому], да поехал из Мологи в Москву, а великий князь Михаил [Тверской] поехал назад от Бежитского Верха воюя и вернулся в Тверь мая 23, сына своего Ивана отпустив в Орду. [Иван был отправлен в Орду как заложник и оставался там, так как Михаил не нашёл денег на оплату за услуги ордынцев. Ивана выкупила Москва, в которой он находился на митрополичьем дворе фактически в плену, пока Михаил его не выкупил. Воскресенская летопись называет сумму выкупа, которую Москва заплатила Орде за Михаила - 10 тысяч рублей серебром - "еже есть тьма", т.е стоимость ордынского выхода с одной тьмы. ] Татарин много поимев уехал из Москвы в Орду.
Потом великий князь Дмитрий [Московский] поехал в Орду, где раздал много серебра за Великое княжение Владимирское. Окаянные же Измаильтяне [т.е. мусульмане, к тому времени большинство ордынцев приняли ислам] за беззаконие наше ввергли в мечь Рускую землю и отдав честь князю Дмитрию, дали ему Великое княжение Владимирское, а великому князю Михаилу [Тверскому] приказали: "дали бы тебе великое княжение, дали бы военную помощь, а ты не захотел сесть [на Владимирское великое княжение] силой, так что сиди с кем тебе хочется".
- В тот же год, на исходе осени, вернулся великий князь Дмитрий [Московский] из Орды с кредиторами [давшими ему деньги на взятки]. Послал Дмитрий на Бежицкий Верх рать убить наместника князя Михаила [Тверского] - [тверского боярина] Микифора Лыча, а по волостям Тверским грабить и была от этого большая крамола.
- Великий князь Михаил [Тверской] послал племянника князя Дмитрия Еремеева [Дорогобужского] [который ] взял ему Кесмь, а воеводы поймали ивановых детей Шонура, [вероятно, московских воевод] Андрея, Давыда и Бориса и привели их в Тверь к великому князю.
- Князь Михаил Васильевич Кашинский заключил с Москвой мир, а кашинские бояре из Кашина приехали в великому князю Михаилу Александровичу [Тверскому], сложив крестное целование».

1372—«В Осьмину неделю великий князь Михаил Тверской [Тверской] взял Дмитров, посады и сёла сжёг, а людей взяв плен увёл. Кейстут [брат Ольгерда и его соправитель в ВКЛ] и Адрей Полоцкий [сын Ольгерда] ходили к Переяславлю, посады и сёла пожгли, людей много убили, а иных в плен взяли. Затем соединились с князем Михаилом [Тверским] подошли к Кашину, взяв выкуп с Кашина, а князя Михаила Васильевича [Кашинского] заставили принести присягу [Михаилу Тверскому].
Князь Кейстут пошёл от Кашина мимо Торжка и много пакостей учинил, а князь Андрей [Ольгердович] Полоцкий и Дмитрий Дрюцкий [из Рюриковичей] идучи мимо Твери много пакости учинили.
- В тот же год, после Петрова заговенья, приехали новгородцы в Торжок и укрепившись с новоторами целовали крест, совещание злое проведя: наместника великого князя Михаила [Тверского] сослали, а тверичей схватив били, многих пограбили.
Князь же Михаил [Тверской] укрепившись крестным целованием собрал рать и пошёл к Торжку месяца мая в 31 день, на память святого мученика Еремея. Стал в понедельник у Торжка в поле обедать и начал со смирением слать в новгородцам и новоторам: "кто моих тверичей бил и грабил, тех мне выдайте, а наместника моего посадите, а более того никакой пакости не причиню вашей земле".
И ждал покорно до полудня, а врагов [т.е. новгородцев и новоторов ] дьявол объял злобою. Новгородцы похвалились силой и послали к великому князю с хвастливой речью, а сами вооружившись бронёй вышли против князя Михаила [Тверского].
Князь же великий Михаил [Тверской] молился великому Спасу и пречистой его Матери вступил в бой на правом суймЪ (?) победил великий князь Михаил с помощью великого Архистратига Михаила. Убили [вероятно, боярина и руководителя новгородцев] Александра Абукумова с другими, а новгородцы побежали к Новгороду, а иные в город и бесчисла многих искололи, поймали некоторых бояр новгородских и новоторжских и привели в Тверь.
Зажгли с полей посады у города, в это время сильный огонь с ветром попал в город и погорел вскоре весь город и церкви каменные и многое множество народа бесчисленно вскоре погибло, а иные, бежавшие от огня в речке утонули. В единый момент весь город сгорел до тла, только кости мёртвых виднелись. [Дальше летописец сравнивает судьбу Торжка с судьбой Иерусалима, поверженного римлянами ]
Князь же возратился в Тверь с победою.»

[Для сравнения предлагаю вам новгородскую версию событий: Новгородская первая летопись старшего извода]:
- «Поихаша новгородци в Торжекъ города ставити и сослаша намЂстьникы Михаиловы с Торжьку;
и прииде князь Михаило ратью к Торжку, пожьже город всь, и бысть пагуба велика крестияномъ: овы огнемъ погорЂша въ дворЂх над животы, а друзии бЂжаша въ святыи Спасъ, и ту издъхошася, и огнемъ изгорЂша много множество, инЂи же от огня бЂжаци, в рЂцЂ во ТфЂрци истопоша а добрыя же жены и дЂвица, видящи надъ собою лупление от тфЂриць, а они одираху до послЂднеи наготы, егоже н погании не творят тако, тЂ от срамоты и бЂды истопошася в водЂ, чернци и черници все до наготы изълуплено;
первЂе же всего Олександръ Обакунович стрЂти и на полЂ и ту костию паде за святыи Спасъ и за обиду за новгородскую, и с нимъ убиша Ивана Шаховича и другаго Ивана ТимофЂевича и Григорью Щебелкова, и иных нЂколко ту мужь паде, а инЂи побЂгоша, а иных изимавъ, на ТфЂрь поведе полонъ, мужеи и женъ, бещисла множество; а и товара много поимаша, что ся осталось от огня; и иконнои круты серебра много поимаша. И кто, братье, о сем не поплачется, кто ся осталъ живых видЂвъ, како онЂ нужную и горкую смерть подъяша, и святыя церкви пожьжены, и город всь отинуд пустъ: понеже бо ни от поганых не бывало такового зла.
И наметаша избиеных людии и съжьженых и истоплых 5 скуделниць, а инЂи погорЂлЂ без останка, а инии истоплЂ безъ вЂсти, поплылЂ внизъ по ТфЂрци».

- «В тот же год месяца июля в 12 день князь великий Михаил [Тверской] вышел из Твери с ратью и соединился с Ольгердом под Любутском. А с Москвы пришёл против [них] великий князь Дмитрий [Московский] вооружённый и не решились начать боевые действия, взяли мир и разошлись восвояси, а князь Михаил [Тверской] ушёл по тому же миру.
-Князь Дмитрий [Московский] послал в Орду и выкупил князя Ивана Михайловича [сына Михаила Тверского] и привёл его в Москву на Филиппово заговенье, где держал в истоме.
- Той же зимой в Рождество Христово князь Михайло Васильевич [Кашинский] прислал из Кашина с матерью [сообщение] о сложении крестного целования и уехал в Москву [мать Михаила Кашинского была московской княжной], а оттуда в Орду.
- Той же зимой представился тверской князь Еремей [племяник Михаила Тверского]
- В тот же год представился владыка Василий Тверской».

1373—«Месяца апреля в 20 день на святую неделю новгородцы Ус, Яков, Глазачь из погреба выкопались и убежали из Твери.
- В тот же год князь Михаил Васильевич [Кашинский] вернулся из Орды в Кашин.
- В тот же год великий князь Михаил [Тверской ] копал вал около города Тверь и ров копал от Волги до Тьмаки [силами] тверчан и новоторов и [старый ?] вал засыпал от Волги. [В настоящее время ничего от сооружений того времени не сохранилось]
- Той же зимы преставился князь Михаил Васильевич [Кашинский], а сын его князь Василий [Кашинский] по научению своей бабы княгине Елены [я не понял, что означает здесь слово "баба": бабушка или женщина, жена. Дело в том, что жену Василия Кашинского звали Елена, но так же звали и его бабушку - Елена ] бил челом князю Михаилу [Тверскому].
- Той же зимы заключили мир великий князь Михаил [Тверской] и великий князь Дмитрий [Московский ] [по которому Дмитрий] отпустил сына [Михаила Тверского] с любовью [ за деньги ? ], а князя великого Михаила с великого княжения Владимирского наместника [во Владимире находился не сам Михаил тверской, а его представитель, наместник] свёл [нет сомнений, что отказ Михаила от Великого княжения Владимирского было одним из главных условий освобождения его сына из Московского плена] и была радость всем христаинам».

1374—«Алексий Митрополит [Киевский и всея Руси] в Твери поставил епископа Ефимия.
- В тот же год князь Василий Кашинский ушёл в Москву».

1375—«С Москвы приехали к великому князю Михаилу Тверскому Иван Васильевич [Вельяминов, бежавший из Москвы сын последнего московского тысяцкого ] да [московский купец] Некомат на христианскую погибель, и на Фёдоровой неделе [Михаил Тверской] послал их в Орду [для переговоров о получении ярлыка на Великое княжение Владимирское тверскому князю].
[Судя по имеющимся сведениям, не все члены правящей московской элиты разделяли точку зрения московского князя Дмитрия о жёстком противостоянии Орде. Возможно, мы видим действия оппозиции]
А сам великий князь Михаил [Тверской] поехал в Литву [для получения военной помощи против Москвы] о середохрестие и побыв там недолгое время вернулся в Тверь.
- Того же лета приехал из Орды Некомат июля месяца в Тверь и привёз ярлык на великое княжение [Владимирское]. Князь великий [Тверской] Михаил послал [сообщение] к великому князю [Владимирскому] Дмитрию [Московскому] о сложении крестного целования, и послал наместников с ратью к Торжку и Углече Поле.
- В тот же год солнце погибло.
- Князь великий [Владимирский] Дмитрий [Московский] собрался со всеми князьями Рускими [Северо-Восточной Руси], пошёл на Тверь.
месяца августа в 1-й день взяли Микулин [город Тверского княжества, известен с XIV в., был центром Микулинского удела. Ныне село Микулино Московской области]
в 5 день августа рано утром подошли к Твери, пожгли посады и церкви и стали в осаду.
в 8 день августа, в среду, приступили к осаде со всей силой: подкатили туры [осадные башни], начали метать зажигательные снаряды, зажгли стрельницу [деревянную башню] на Тмацком [район Твери], и был в скорбе весь город.
Пришли люди в Спасский собор со слезами к Богу воззвали; помиловал Бог - послал свою помощь, Москвичей от города отбили. Князь великий [Тверской] Михаил из Волжских ворот на Москвичей выехал, порубил и сжёг туры, а Москвичи к вечеру от города отступили, оставаясь вокруг города за Волгой.
а на Волжском мосту доспели [москвичи закрепились ? ] и начали к Москвичам прибывать на помощь Новгородцы и Смоляне.
Увидив это князь великий [Тверской] Михаил запросил мира и Дмитрий [Московский] прекратил штурм, а умирил их владыка Ефимий. Много зла учинилось в земле тверской, и скорбь была не малая, как будто мор напал на людей и скот. Помощи ждал князь Михаил [Тверской] от Литвы и от Татар, а пока ждал, много пакости учинилось. Се было по грехам нашим.
- Ушёл от Твери князь великий [Владимирский] Дмитрий [Московский] месяца сентября в 3 день. А эти князья Руские [Северо-Восточной Руси] были с великим князем [Владимирским] Дмитрием [Московским] со своими дружинами: князь Владимир Андреевич [Серпуховской], князь Дмитрий Константинович Суздальский, князь Борис Константинович [Городецкий], князь Андрей Фёдорович Ростовский, князь Дмитрий Новогородский [Дмитрий Константинович, по прозвищу Ноготь (?—1375 гг.), из рода суздальских князей, младший брат Дмитрия Константиновича Суздальского], князь Семён Дмитриевич [(?—1402 гг.), из рода суздальских князей, сын Дмитрия Константиновича Суздальского], князь Иван Васильевич Смоленский, князь Василий Васильевич Ярославский, князь Роман Васильевич [из рода смоленских князей, младший брат Василия Васильевича Ярославского], князь Фёдор Можайский, и все князья Руские и Новгородская сила и обступили весь город и под городом на Тьмаце убили Семёна Ивановича Добрынского [тверской боярин] и иных много любей убили с городка нового с Даниловского. [Даниловский городок — укрепленный городок в 10 верстах к юго-западу от Твери. Ныне село Даниловское].
- На ту же осень женился князь Иван Михайлович, привели за него Кейстутову дочь Микловсу; и крестил ее владыка Евфимий в Воздвижение [14 сентября по старому стилю], и дали ей имя Мария»

1382—«Позолотил князь великий [Тверской] Михаил верх у Святого Спаса в Твери [Кафедральный собор Твери]
- Той же осени, перед началом Филиппова поста, пришел Пимен митрополит из Царьграда, князь же великий [Владимирский] Дмитрий [Московский] не принял его и клобук белый с головы снял; и разослал дружину его, и послали его в Галич, и был там год, и потом был в Чухломе, и из Чухломы привели его в Тверь».
- [После взятия Москвы войсками Тохтамыша] Хотели татары идти к Твери, и послал князь великий [Тверской] Михайл [тверского боярина Фёдора] Гурленя они же [т.е. татары], поймав его, били. Поставили Гурленя перед царем [ордынский хан в руских летописях], и велел царь найти обидчиков, и отпустил его с жалованием к великому князю Михаилу, с ярлыком [на Великое княжение Владимирское].
И пошел царь от Москвы, а князь великий [Владимирский] Дмитрий [Московский] поехал в Москву и, видя ее погибель, начал сильно плакать и горько стенать.
Киприан митрополит приехал в Тверь из Новгорода Великого, а оттуда в Москву.
- На ту же осень [за получением ярлыка на Великое княжение Владимирское] князь великий Михаил Тверской пошел в Орду, сентября в 5-й день, а с ним сын его князь Александр. [Однако московский князь Дмитрий "Донской" с помощью денег сумел получить Великое княжение Владимирское, фактически закрепившееся за Москвой. Считается, что с этого времени Тверь, Рязань и Судаль-Нижний Новгород получили от Орды статусы Великого княжества, как противопоставление их Владимиру-Москве. Соответственно, князья Тверские, Суздальско-Нижегородские и Рязанские стали великими князьями ]
- На ту же осень не захотел князь великий [Владимирский] Дмитрий [Московский] Киприана митрополита, и Киприан поехал в Киев; а Пимена с почестями привели из Твери в Москву, и был митрополитом всея Руси».

1385—«Князь великий Михаил женил сына своего князя Бориса на дочери Святослава Смоленского, а князя Василия на дочери князя Владимира Киевского, и венчал их в Твери, в соборе Святого Спаса».

1386—« Той же осени пришёл из Орды князь Александр Михайлович с послом [По Рогожскому летописцу князь возвращался в Тверь кружным путём, через Константинополь].
- Той же зимой князь великий Михаил [Тверской] не захотел Евфимия владыки, который ушёл в монастырь святого Николы над Ручьем [впоследствии Николаевский монастырь при ручье Малице в 6 км от Твери]».

1389—«Преставился в Кашине князь Александр Михайлович Ордынец.
- В тот же год принесли пушки от Немцев [Тверь одна из первых на Северо-Восточной Руси обзавелась пушками. В это же время были укреплены крепостные стены]».

1390—«Позвал князь великий Михаил [Тверской] Киприана митрополита. [Киприан] приехал в Тверь после Петрова дня, а с ним два митрополита, которые пришли из Царьграда, Матвей Адрианопольский и Никандр Ганский, а также Митрофан, владыка Смоленский, и Стефан, владыка Пермский. [Их] встретил внук великого князя Александр, за 30 верст от города.
На другой день встретил его сын князя великого Иван за 20 верст от города.
После вечерни, в день субботний, встретил сам князь великий [за 5 вёрст от города] на Починке , со многими князьями и множеством бояр. Митрополит встретил великого князя далеко от шатра и долго беседовали о пользе душевной.
На другое утро, в день воскресный, июля в 3 день, встретили митрополита на реке Перемере, и пошли к городу. [Всех их] встретили с крестами перед [перед главными городскими] Владимирскими воротами, [в посаде] у церкви святого Георгия. Митрополит оделся в святительскую одежду и начал петь молебен Спасителю и Пречистой Матери Божией. [Затем все] пошли в собор Спаса, где отслужили литургию. После литургии обедали у великого князя, и пировали, многие дарили митрополиту подарки. И так три дня пировали и дарили подарки.
На четвертый день пришли к великому князю архимандриты, игумены и весь чин священнический с жалобой на Евфимия епископа. Он же послал их к митрополиту, чтобы судить по правилам святых отцов. Извергли епископа Евфимия из сана, а митрополит дал епископом городу Твери Арсения, своего протодьякона.
- В ту же осень построили приступную стену в Городке на Волге [в настоящее время село Городня в 35 км. от Твери по дороге на Москву] и выкопали ров, а в Твери закончили [южные Васильевские или Благовещенские] ворота у церкви святого Василия.

1391 —«Преставилась великая [Тверская] княгиня Ульяна Ольгердовна. [Дочь великого князя Тверского - это следствие политического союза Твери и Литвы против Москвы
- В тот же год Кашин сгорел, и снова был срублен».

1395 —«Сгорел Городок на Волге, что на Старице [современная Старица], от грома».

1397 —«Заложил церковь святого Архангела Михаила в Городке великий князь Михаил [Тверской]».
- В тот же год князь Иван Всеволодович [Холмский, сын Всеволода Александровича Холмского] уехал из Твери в Москву и женился в Москве, взяв дочь князя Дмитрия ["Донского", сестру Великого князя Московского Василия I - Анастасию Дмитриевну, после чего был послан наместником в Торжок, контролируемый совместно Москвой и Новгородом]».
- «В ту же зиму был у Витовта князь Иван Михайлович [будущий великий князь Тверской] с княгиней, Витовтовою сестрою, и возвратился от него с большой честью и многими дарами».

1399 —«После Богородицыных праздников, когда князь великий [Тверской] Михаил Александрович лежал в великой болезни, пришли посланцы из Царяграда, протопоп Данило с товарищами, посланные в Царьград за год до этого;
[они] привезли [князю] икону от патриарха и от всего Вселенского собора, на ней был написан Страшный суд.
Князь же великий, забыв о болезни, обновился, как орел в юности, встретил икону на своем дворе, у церкви святого Архангела Михаила, и многие часы плакал перед образом Божиим, и говорил: "Владыко [Господи]! Я пересельник у Тебя, как и все отцы мои. Но Владыко Человеколюбче, Ты дал мне увидеть ныне страшный и великий свой образ. Посланный от вселенского патриарха, сподоби меня, Владыко, неосужденно стать перед Тобою на страшном и праведном Твоем суде!"
После этого пошел в свои покои, и поставил близ своего ложа святую икону, священнику же и дьякону с кадилом стоящими предстоять перед ней. Вечером устроил большой пир епископу, архимандритам, игуменам и всему священническому чину, а также нищим, слепым и хромым, и, целуя всех, говорил: "Один путь для всех, по нему все идем к Создавшему нас; простите меня все, если что кому [плохое] сделал". Они же, видя его весьма больного, прежде бывшего таким грозным, мужественным и славным, а ныне из сильного ставшего немощным, плакали долго всем народом, не в силах остановить слез, и целовались с ним.
После этого, целуя своих детей и веля им следовать благому своему нраву и иметь братолюбие, встал и пошел в собор Святого Спаса [кафедральный собор Тверской земли] и до земли кланялся Святому Спасу и Пречистой Его Матери и помощнику своему великому Архистратигу Михаилу [покровителю, защитнику тверских князей и Твери]. Поклонился гробам деда своего, великого князя Михаила Ярославича, и отца своего, великого князя Александра Михайловича, и, подойдя к правой стороне столпа, где написаны Авраам, Исаак и Иаков, велел под столпом высечь себе гроб, а сам пошел из собора, изливая обильные слезы.
Став на ступенях, преклонив голову перед множеством народа и прося у него прощения, с плачем громко говорил: "Дай мне, Господи, по воле Твоей, которой желаю, Царствия Небесного!" И оттуда пошел в монастырь святого Афанасия, никому ни о чем не говоря. Услышав же то, княгиня, и сыновья его, и бояре, и все люди неутешно плакали на месте. И в тот же час постриг его владыка Арсений в святой образ ангельский, августа в двадцатый день, и нарек ему имя Матфей.
Наутро же он снова призывает епископа и говорит ему: "Уже, отче, в жизни этой мне с вами недолгий путь; вот вам вместо меня сын мой князь Иван, пусть бережет вас о Христе, как я". Епископ велел звонить, сошелся народ, и владыка с высокого места сказал народу: "Вы были всегда сохраняемы своим государем великим князем Михаилом, ныне же пусть блюдет вас князь великий Иван, ибо он благословлен своим отцом великим князем Михаилом на великий стол города Твери". Они же отвечали: "Многие лета [новому ?] великому князю!"
Князь великий Михаил преставился месяца августа 27 дня, прожив 65 лет».

1400 —«[От хана Шадибека] Пришёл Гурлень а с ним посол силён Софря с ярлыком на [великое] Тверское княжение [тверскому князю Ивану Михайловичу

1403 —«Князь великий Иван Михайлович Тверской поставил город Опокы на Волге, около Ржева, а в Городке поставил каменную церковь святого Николая [ Никольская церковь в современной Старице].
- Той же осени князь Василий Кашинский отказался повиноваться своему старшему брату великому князю Ивану [Михайловичу Тверскому] и пошёл ратью к Кашину, а сам увернулся и отпустил сына своего Александра. Князь Василий Кашинский убежал в Москву, а князь Александр засел в Кашине.
- В тот же год отлили колокол благовестник для святого Спаса [заботою] князя Ивана Михайловича [Тверского] и был голос его прекрасен.
- Той же зимой пожаловал Иван Михайлович [Тверской] брата своего Василия [Кашинского] его уделом.
- Розмиренье с Литвой [Ошибка в записи, разрыв с Литвой произошёл 1406 году

1404 —«В тот же год знамение было на солнце, месяца июня в 16 день, видели по всей земле: осталось солнце, как месяц четырех дней, и замерло так с четвертого часа до шестого».

1407 —«В Твери преставился князь Дмитрий Еремеевич [Дорогобужская ветвь тверских Рюриковичей] и его мать.
- В тот же год в Твери князем Иваном Михайловичем [Тверским] рядом со старой была заложена новая колокольня. [Звонница. Имеется в виду деревянная рубленая колокольня рядом с кафедральным Спасским собором, которая не раз обновлялась и была самой высокой частью Тверского кремля]
- В тот же год уехал из Твери в Москву князь Юрий Всеволодович [Холмский], а с Москвы поехал в Орду [претендуя на Великое княжение Тверское]. Подговорил его [княжеский советник] Роман Скудинь. [В это время Юрий Холмский был старейшим в роду тверских князей и соперничал с Иваном Михайловичем Тверским за Великое княжение Тверское, что соответствовало нормам того времени. Москва поддерживала Юрия Холмского и Василия Кашинского с целью расколоть тверской княжеский дом. В 1433 году, такой же "спор о старшинстве" послужил причиной "феодальной войны" внутри московской ветви Рюриковичей: Юрия Звенигородского и его племянника Василия Московского]
- В тот же год червь окрылился [саранча] и идя от востока до запада поедая и иссушая деревья.
- В тот же год поехал в Орду великий князь Иван Михайлович [Тверской] по Волге в [Великий четверг] четверток [Великим называют четверг страстной седмицы, недели перед праздником Пасхи - светлым Христовым Воскресеньем. Чистый четверг - это день недели перед любым двунадесятым праздником, а Великий - это четверг страстной недели]. До его прихода в Орде была замятня, смута, сел на царство Булат [который] во время суда между Иваном [ Михайловичем Тверским] и Юрием [Всеволодовичем Холмским] обвинил Юрия и он бежал к Азторкану, а великий князь Иван [Михайлович] с великой честью вернулся в Тверь.
- Той же зимой пришёл из Орды великий князь Иван [Михайлович Тверской] от царя [царя, т.е. ордынского хана] с великим жалованием».

1408 —«Вышел из Орды Юрий Всеволодович [Холмский] в Москву. Великий князь Василий [Дмитриевич Московский] [послал] посольство в великому князю Ивану [Михайловичу Тверскому] с царёвым [т.е. ордынским] послом [целью посольства, вероятно, была просьба вернуть Холмский уезд князю Юрию Всеволодовичу]. Великий князь [Тверской] повелел встретить царского посла на [главном городском] Владимирском мосту, куда пришло множество, безчисла горожан. [Получив вежливый, но твёрдый отказ возвращать Холмский уезд Юрию Всеволодовичу] царёв посол поехал в Москву корма не взяв, так как ему не было приказано. Едигеева посла великий князь [Московский ?] поблагодарил и отпустил, а князь Юрий [Холмский] из Москвы уехал. [В это же году Юрий Холмский, вероятно, умер]
[опиравшийся на другие летописи В.С.Борзаковский считал, что в это время в Твери было два ордынских посла. Один поддерживал Юрия Всеволодовича Холмского, другой Ивана Михайловича Тверского. В результате победу одержал Юрий Михайлович Тверской]
- Той же весной было великое наводнение в Юрьевы дни, поднялась вода в [притоке Волги, реке] Твери до церкви. Чернецы на плотах ездили к святому Фёдору. [Федоровский монастырь — монастырь во имя святого мученика Федора Тирона. Был основан в конце XIII в. Находился на острове в устье Тьмаки]
- Той же осенью пошёл великий князь [Владимирский] Василий [Дмитриевич Московский] в землю Литовскую и прислал к своему брату, великому князю [Тверскому] Ивану [Михайловичу] [с просьбой ] о помощи, но [тверской князь] не дал ему [помощи].
[Вероятно, между князьями возник какой-то конфлик, т.к. в тверской летописец напоминает, что тверские князья по статусу выше московских ] "По роду дядя тебе, мой пращур, великий князь Ярослав Ярославич, княжил на великом княжении Владимирском и Новгородском; [первого Московского] князя же Даниила Александровича он вскормил, ибо семь лет сидели в Москве тиуны моего пращура Ярослава;
[Затем летописец сообщает о совместном походе москвичей и тверчан на Литву в октябре. Тверчане, бывшие в то время союзниками Литвы при этом нарушили крестное целование - союзный договор с Литвой. В ходе противостояния на реке Плава москвичи за спиной тверчан договорились о мире с Литвой, что вызвало, естественно, бурную негативную реакцию Твери] ради [московских] братьев [тверской] князь крестному целованию [со своим союзником - литовским князем Витовтом] изменил, а они [москвичи] ныне [за спиной тверичан ] заключили мир [с Литвой] на Плаве".
И стояли литовцы с москвичами на Угре 12 дней, и умирились сентября в 14-й день;
а татары взяли Брянск [в это время находившийся в составе Великого княжества Литовского]; те, которые помогали князю великому [Московскому], видя слабость русских князей [вероятно, это была "натуральная плата" ордынцам за военную помощь Москве]».

1411 —«Преставился Арсений, епископ тверской, месяца марта во второй день».

1411 —«Месяца января в 17-й день князь Иван Васильевич Ярославский выдал свою дочь Марию в Тверь за князя Александра Фёдоровича. [сын Федора Михайловича и внук Михаила Александровича]».

1412 —«На Успение Пресвятой Богородицы, пошел в Орду князь великий Иван Михайлович Тверской.
-Той же зимой вышел из Орды князь великий Иван Михайлович Тверской, пожалованный царем [ярлыком на великое княжение Тверское]».

1413 —«Погорел город Тверь: и князя великого двор, и весь город, и вся стена, сгорело 20 церквей месяца июня в 8-й день.
[Количество церквей в городе может дать нам важную информацию. Историк Н.С.Борисов для Москвы 1343 года предложил следующую систему подсчёта населения: 18 церквей и 35-40 дворов на одну церковь. Один двор - 10 человек. Таким образом, население Москвы в 1343 году, по мнению Н.С.Борисова, не превышало 7-8 тысяч человек. Для Твери количество церквей 20. Таким образом, население Твери в 1413 году было немного больше Москвы, примерно на тысячу человек, Но и время между 1343 и 1413 годами почти 70 лет, а это время жизни двух поколений. Причём, достаточно мирное время]

1414 —«Было знамение на небесах, месяца апреля в 3-й день, во вторник Страстной недели, в шестом часу дня: был круг большой около солнца, от того круга большой крут к востоку, а третий круг, очень большой, от того круга солнечного на запад».

1415 —«Была весна рано; за неделю до дня Благовещения [25 марта по старому стилю] на Волге лед прошел весь».
- В тот же год, месяца июня в 7-й день, в день памяти святого отца Феодота, в семь часов дня, затмилось солнце все, и была тьма, человека в лицо не видать было».

1419 —«Месяца октября во 2-й день, преставилась княгиня великая Мария, жена великого князя Ивана Михайловича Тверского [Ошибка летописца. Жена Ивана Михайловича, сестра Витовта Мария Кейстутовна, умерла в 1405 г. В 1408 г. Иван Михайлович вступил во второй брак с дочерью князя Дмитрия Еремеевича.]».

1420 —«Месяца декабря в 1-й день, в девять часов ночи [В древнеруском исчислении времени ночь начиналась после захода солнца. По современному исчислению времени "Девять часов после захода солнца" - около двух часов ночи ] был столп очень светлый от земли до неба, мимо месяца вверх».

1421 —«[Первой каменной церковью в Твери был кафедральный Спасо-Преображенский собор] Месяца июня в 1-й день, заложена была [вторая ] церковь каменная святого Федора Тирона в городе Твери [в Федоровском монастыре, на острове в устье Тьмаки], а старую разобрали, при благоверном великом князе Иване Михайловиче и при епископе Антонии.
- В ту же осень, месяца октября в 5-й день, освящена была церковь каменная святого Федора в городе Твери епископом Антонием, при благоверном великом князе Иване Михайловиче, при архимандрите того монастыря Феодосии [Получается, что каменная церковь построена всего за 5 (пять) месяцев. Вероятно, церковь была небольшой по размерам. Построили стены и крышу, без фресок и прочего декоративного убранства. В церкови поставили (старый ?) иконостас, повесили иконы и осветив церковь и начали в ней богослужение]».

1422 —«Великий князь Иван Михайлович Тверской послал свою рать великому князю Витовту на помощь против немцев, а воевода в рати был Александр Одинцев
- В тот же год была лютая зима; три месяца подряд были морозы».

1424 —«Был мор в Кашине и неурожай, по полтине покупали оков ржи ["Оков" - в данном случае ёмкость, мера для сыпучих продуктов. Кадка/бочка, окованная железными обручами. В контексте - очень дорого. В "оковах" с крышками обычно хранили зерно.]».

1425 —«Месяца мая в 22-й день, в час дня, преставился благоверный великий князь Иван Михайлович Тверской».
- В тот же год, с Ильина дня, был [пришедший в Тверь, вероятно, со стороны Новгорода, а в Новгород из Европы] сильный мор в городе Твери. После смерти великого князя Ивана Михайловича [умершего ещё до мора] сел на великое княжение [Тверское] его сын Александр [Иванович], и было княжения его пять месяцев, и преставился [умер от мора] перед Дмитриевым днем.
[После смерти от от мора Александра Ивановича] сел на великом княжении [Тверском] его [старший] сын князь Юрий [Александрович], и преставился [умер от мора] в Юрьев день [26 ноября по старому стилю].
После него сел на великое княжение [Тверское] брат его [то есть, младший сын] великий князь Борис Александрович в Твери».

1428 —«Ходил князь великий Витовт ратью на Великий Новгород, а с ним было войско тверское с воеводой [тверским боярином] Захарием Ивановичем. Стояли они у города Порхова неделю [используя для осаду артиллерию]. Приехал [новгородский] владыка [Ефимий] с новгородцами и дали откуп 12 тысяч».

1429 —«Сентября в 27 день поехали князья к [великому князю Литовскому] Витовту [на готовящуюся церемонию его коронации]: великий князь [Владимирский] Василий Московский, великий князь [Тверской] Борис Александрович Тверской, и король [бывший великий князь Литовский, а к тому времени король польский Ягайло], и все князья немецкие и литовские. [Витовт] оказал им большие почести, и дав многие дары отпустил их с великой честью [коронация не состоялась по причине противодействия Польши]. Они же разъехались».

1430 —«Великий князь Свидригайло [Великим князем Литовским Свидригайло стал в 1430 году ] женился в Твери, взял княжну Анну, дочь князя Ивана Ивановича [и двоюродную сестру великого князя Тверского - Бориса Александровича].
[Сам Свидригайло был сыном великого князя литовского Ольгерда от его второй жены - тверской княжны Ульяны]
- В тот же год поставили в Твери мост через Тьмаку».

1432 —«Изгнал [сын Кейстута] Жигмонт Свидригайло [с Великого княжения Литовского], и Свидригайло убежал, а княгиню его [Анну] захватили, и людей поймали, а некоторых иссекли, Жигмонт сел в Вильне и в Трокае.
- В тот же год, на зиму, Свидригайло скопил силы: князья литовские, с ними тверское войско, князь Ярослав [Александрович, младший брат великого князя Тверского Бориса Александровича], войско городецкое — и пошел на Жигмонта. Жигмонт вышел против него из Вильны и был бой между ними месяца декабря в 9-й день, и помог Бог Жигмонту, и много побили людей, а некоторых в плен повели.
Убили Ярославова [тверского] боярина Семена Зобнина, а Свидригайло отступил».

1433 —«[в войне за Московское великое княжение] Месяца апреля в 25-й день, в день памяти святого апостола Марка был бой у князя Юрия Московского [Юрий Дмитриевич Звенигородский и Галичский, третий сын умершего московского князя Дмитрия "Донского" ] с племянником своим великим князем Василием [Васильевичем] Московским на реке Клязьме.
Помог Бог князю Юрию, и [он] сел на великом княжении в Москве.
Князь великий Василий [Васильевич] приехал в Тверь со своей матерью Софиею [Витовтовной] и с княгиней [Марией Ярославной, дочкой князя Серпуховского, Боровского и Малоярославского]».
[Недолго пробыв в Твери москвичи уехали в Кострому ]

1438 —«Окончена была и освящена епископом Ильею церковь каменная Бориса и Глеба в Твери, при благоверном великом князе Борисе Александровиче, а строили ее три года».

1440 —«Ходил великий князь Василий Московский ратью к Новгороду Великому и, не дойдя до города, стал. Новгородцы же били ему челом восемью тысячами рублей. С ним было войско тверское, воеводы Александр Романович да Карп Федорович ["а псковици, пособляя князю великому Василью, много землЂ Новгородчкои повоеваша и пакости створиша не мало" - добавляет новгородская летопись]».

1441 —«Приехал в Москву Исидор митрополит и сказал: "Был у нас собор с папою римским, и веру соединили, нам служить в их церквах, а им в наших христианских, а священников ставить нам в их церквах, а им в наших церквах". И служил обедню в Москве, и поминал на обедне кесаря впереди великого князя Василия Московского, также и папу впереди нашего патриарха царьградского; а еще говорил так: "Просфора с опресноком одинакова с просфорой из хлеба пшеничного".
Князь великий московский Василий велел его схватить и заковать, он же из Москвы убежал в одежде басурманской и приехал в Тверь к великому князю Борису Александровичу; князь, подержав его у себя, отпустил, он же поехал в Литву ко князю Казимиру, который владел тогда Литовской землею [считается, что московские власти сами организовали его "побег"]».

1442 —«Был неурожай в Твери: оков ржи покупали по 16 алтын, а оков овса по 6 алтын [т.е. дорого]».

1443 —«Был неурожай по всей земле [Северо-Восточной Руси], а в Твери оков ржи покупали по 26 алтын, оков овса по 10 алтын, а козлец [маленький стог] сена по 12 алтын; скот помер, а люди мерли целыми улицами.
- В тот же год на осенний Николин день [6 декабря по старому стилю] ночью сгорела в Твери треть кремля и дворов много сгорело».

1443 —«Той же осенью князь Дмитрий Шемяка дал великому князю Василию Васильевичу Вологду, а бояре князя Василия все отъехали от князя Дмитрия [в Тверь] к великому князю Борису Александровичу».

1446 —«Великий князь [Московский] Василий [Васильевич] приехал из Вологды в Тверь к великому князю [Тверскому] Борису Александровичу. Великий князь Борис Александрович принял его с любовью, и за сына его князя Ивана Васильевича [которому в то время было 6 лет] дочь [Марию, которой в то время было 4 года] свою обручил, и сам ее сватал [Мария - первая жена Ивана III. Вероятно, женитьба московского князя на тверской княжне было условием помощи Твери Василию Васильевичу. Свадьба состоялась в 1452 году, а в 1467 Мария умерла, предположительно отравленная "зельем"].
князь Дмитрий Шемяка да князь Иван Можайский пошли было ратью к Твери, но остановились в Волоке, и бояре от них все отъехали к князю великому Василию в Тверь;
Видя свое бессилие и неправду, князь Дмитрий Шемяка уехал в Галич, и князь Иван Можайский с ним.
князь же великий Василий [Васильевич Московский] пошел Волгою к Угличу, и с ним войско тверское, а угличане закрылись в городе;
великий князь Василий [Васильевич Московский] стоял у города неделю, а великий князь Борис Александрович Тверской послал ему пушки бить город, и угличане, видя это, сдались.
князь же великий Василий [Васильевич Московский] оттуда пошел в свою отчину, в Москву, а князю великому Борису Александровичу дал Ржев.
великий князь Борис Александрович послал ко Ржеву, но ржевичи в городе закрылись. Тогда князь великий Борис Александрович сам пришел ратью ко Ржеву, и стоял под городом три недели, и город пушками бил. И сдались ему, и били челом, князь же великий Борис Александрович Тверской помиловал их, и город Ржев взял, и посадил своих наместников [тверских бояр] Василия Константиновича да Льва Измайлова; а взял Ржев тогда в канун Великого поста.
- Той же весной князь великий Борис Александрович Тверской снес монастырь святого великого страстотерпца Федора Тирона и поставил [деревянную крепость] город, архимандрию перевел в монастырь Григория Богослова, а здесь церковь поставил святого Федора».

1447 —«Великий князь Борис Александрович Тверской на другую зиму поехал с княгинею во Ржев, а лях Станислав его прогнал, да схватил его наместника Льва Измайлова и много других тверичей, да засел во Ржеве; а князь великий Борис Александрович с княгинею уехал в Опоки.
А приехал тогда в воскресенье, до обеда, в заговение мясное».

1448 —«В год 6956 (1448). В прошедший 56-й год выпал снег в Семенов день [1 сентября, т.е. очень рано]».

1449 —«Той же зимой было нашествие свиристелей [птица из семейства воробиных, с красивой раскраской и красивым голосом. В Твери бывают пролётом поздней осенью и ранней весной, но иногда остаются зимовать]; по городу летали стаи большие, садились на церквах, на хоромах».
- В том же году была ранняя весна и уже на масленицу тепло стало, до Пасхи начали сеять, а Волга прошла за неделю до дня Благовещения;
- день Благовещения был на пятой неделе Великого поста, во вторник. В тот же день погорел город Тверь, и крепостные стены все, и князя великого двор, и церкви, и дворы все [один из самых страшных пожаров в истории Твери];
а зажгли дети Ростопчины, Иванко да Степуря [виновников пожара казнили].
Зажгли у Волжских ворот, ниже по Волге; загорелось на ранней заре, солнце взошло, и люди начали ходить по пожарищу, месяца марта в 25-й. Князь великий Борис Александрович, Иванка да Сте... . [пропуск в рукописи]
[Борис Александрович отказался покидать сгоревший город и в короткое время Тверь отстроили заново]».

1451 —«Преставилась [первая жена великого князя Бориса Александровича Тверского, сестра князя Ивана Андреевича Можайского] великая княгиня Борисова, Анастасия, месяца февраля в 12-й день».

1452 —«Осень была долгая; Волга стала в канун Рождества Христова [т.е. только в конце декабря].
- В тот же год, за три недели до Петрова поста, князь великий Борис Александрович [Тверской] заложил [на княжеском дворе] церковь каменную святого Архистратига Михаила .
- В тот же год князь великий Борис Александрович выдал свою дочь княжну Марию в Москву за великого князя Ивана Васильевича; а выдал ее в канун Троицына дня [обручение состоялось в 1446 году]».

1453 —«Князь Дмитрий Юрьевич Шемяка пришел на город Кашин набегом, города не взял, а посады пожег, месяца сентября в 10-й день; а наместник и боярин был в Кашине Иван Яковлевич Киндырь.
- Той же зимой князь великий Борис Александрович Тверской [вторая женитьба] женился у князя Александра Суздальского, взял княгиню Анастасию.
- В тот же год взят был Царьград царем турецким султаном, а [султан] веры русской не запретил и патриарха не свел, только колокольный звон в городе прекратил; у собора Софии, Премудрости Божией, и по всем церквам служат Божественную литургию, и заутреню, и вечерню поют без звону, а русские в церкви ходят, и пение слушают, и крещение русское есть.
- Той же осенью родился у князя великого Бориса Александровича Тверского сын, и дали ему имя Михаил [последний свой, тверской князь]

1455 —«Богом почтенным государем, самодержцем [самодержец - сам держит власть, без разрешения со стороны], великим князем Борисом Александровичем и его сыном Михаилом построена была церковь каменная Архистратига Михаила; освящена епископом Ильею, в день памяти его чудес, в его праздник.
Родился у великого князя Бориса Александровича сын Александр»

1457 —«Преставился епископ Илья Тверской, месяца декабря в 30-й день».

1458 —«Поставлен был в Твери епископ Моисей; ставил его митрополит [киевский и всея Руси] Иона в соборе Святого Спаса, при благоверном великом князе Борисе Александровиче, месяца января в 29-й день».

1461 —«Преставился благоверный великий князь Борис Александрович Тверской, месяца февраля в 10-й день; а княжение великое держал 35 лет.
И сел на великом княжении сын его князь великий Михайло Борисович, месяца февраля в 15-тый день; а посадили его малого, на пятом году [К весне 1461 г. Михаилу должен был идти восьмой год. Как замечает Клюг, "либо это ошибка летописца или сводчика, либо наследник был младшим братом первого Михаила. Во любом случае, власть малолетнего наследника тверского княжения в сложном положении княжества была явно неустойчивой].
- Моисея же владыку свели с владычества в Отроч монастырь [Как отметил Борзаковский, Моисей не поехал на московский собор 1459 г., выразив таким образом протест против назначения московского митрополита Григория, и это могло быть причиной его низложения] а поставили на владычество Геннадия Кожу [до поставления в тверские епископы — московский боярин (!), а затем архимандрит тверского Отроча монастыря];
ставили его в Москве, а с ним был боярин Семен Захарьич [воевода из тверского боярского рода Бороздиных, перешедших впоследствии на московскую службу], а ставил митрополит Иона, месяца марта в 22-й день».

1465 —«Погорела в Твери половина Кремля, да церквей пять сгорело, да великого князя двор весь, месяца ноября в 12-й день».

1467 —«Был хмеля оков по рублю [то есть очень дорого].
- В тот же год за Тьмакою сгорела церковь святой Параскевы Пятницы [построена в XV веке] и дворов 110».

1468 —«Преставился [бывший тверской] владыка Моисей в Отроч монастыре; тут его и положили».

1471—«Великий князь Иван Васильевич Московский ходил [в первый поход] с войском на Новгород, летом, в Петров пост, а пост был три недели без двух дней;
и был на [реке] Шелони у воевод бой с новгородцами, и одолели их июля в четырнадцатый день [поражение для Новгорода на реке Шелонь стало военной катастрофой, фактически предопределившей судьбу Великого Новгорода]. Воеводы были под Новгородом тверские, великого князя Михаила Борисовича — князь Юрий Андреевич [Дорогобужский] да Иван Никитич Жито [тверской воевода, впоследствии перешёл на московскую службу. Участвовал в окончательном присоединении Новгорода в 1478 году]
- Той же зимой женился великий князь Михайло Борисович [Тверской] на Софье [первая жена Михаила], дочери князя Семена Олельковича [из рода литовских князей].

1478—«Ходил великий князь Иван Васильевич к Новгороду Великому [второй поход], и взял Новгород, и колокол вечевой свесил [снял], а владыку [Феофила, последнего собственно новгородского арихиепископа] увел в Москву, и посадников степенных, и бояр новгородских данных [бояре данные - явно не новгородская терминология], и других новгородцев многих увел с собою [первое выселение новгородской элиты] и заключил их в Новгороде Нижнем;
а в Новгороде поставил епископом москвитина Геннадия, а наместником своим посадил в Новгороде Великом князя Василия Оболенского.
А с великим князем были под Новгородом братья его князь Андрей Васильевич Меньшой да старший над ним боярин и воевода князь Иван Юрьевич [Патрикеев] ;
а тверская же сила была великого князя Михаила Борисовича [во главе ] с великим князем, а воевода был князь Михайло Федорович Микулинский.
И придя из Новгорода Великого, той же зимой, князь великий посадил на великое княжение сына своего великого князя Ивана Ивановича».

1481—«Приходил царь Ахмат на великого князя Ивана Васильевича, и стоял на реке Угре 6 месяцев [знаменитое Стояние на Угре]; и войско великого князя Михаила Борисовича Тверского было тут же, а воеводы были князь Михайло Дмитриевич Холмский [ в противостоянии с Москвой, до конца сохранял верность Михаилу Борисовичу Тверскому ] да князь Иосиф Андреевич Дорогобужский [весной 1485 г. перешел на службу к Ивану III]».

1482—«Преставилась великая княгиня Михайлова, София, месяца февраля в седьмой день; а была за великим князем Михаилом Борисовичем 7 лет. И положена была в соборе Святого Спаса, со стороны владычного двора, рядом с великой княгиней Борисовой, Анастасией.
- В тот же год был князь великий Михайло Борисович в Кашине с матерью, великой княгинею».

1483—«Женился великий князь Иван Иванович Московский на дочери пана Стефана ["Стефан Великий", господарь Молдавского княжества]. Приезжал сын [московского боярина] Григория Заболоцкого Петр [Петр Григорьевич Лобан-Заболоцкий, окольничий. Упоминается в летописях в составе нескольких посольств] от великого князя Ивана Васильевича, с радостью его — великому князю Михаилу Борисовичу мех вина, великой княгине Борисовой, Анастасии, мех вина и великой княгине Софии мех вина; великому князю Михаилу Борисовичу два убруса [убрус - нарядное полотенце для икон, в то время подносимое на поклон невестой], жемчугом шитых, великой княгине Борисовой, Анастасии, два убруса, жемчугом шитых, великой княгине Михайловой, Софии, два убруса, жемчугом шитых.
- В тот же год, в марте, был пожар за Тьмакою, горела улица от церкви святого Иоанна Предтечи [впервые упоминается под 1405 г.] к церкви Пречистой Богородицы [Церковь Введения Богородицы во храм — впервые упоминается под 1464 г.] на Подоле [древнеруское название низменной части города у реки. Подол известен в Киеве, Москве. Новгороде и т.д.], до самой стены церковной; силою Своею защитила Богородица храм Свой, видеть было страшно, пламя подошло к церковной стене, которая почти загорелась, но пламя пошло прочь; дворов сгорело и келий около 40.
- В ту же осень, на Дмитриев день [10 октября по новому стилю], родился сын у великой княгини Елены [Волошанки], князь великий Дмитрий Иванович, в Москве.
- Приезжал в Тверь с поклоном Владимир Елизарьев [ московский боярин. Вероятно, приехал в Тверь с сообщением о рождении Дмитрия Внука]; князь же великий Михаил Борисович поклона не принял и выслал его вон из избы, и к матери ему идти не велел, к великой княгине Анастасии [демонстративный жест тверского князя говорит о новом противостоянии Москвы и Твери ]».

1484—«Месяца марта в 23-й день, был пожар за Тьмакою от Потрошникова двора [имеется ввиду фамилия владельцев двора - Потрошников], сгорело [далее перечисляются деревянные церкви и монастыри, существовавшие в XV в. в Затьмацкой части города] церквей четыре: старая церковь Пречистой Богородицы на устье и монастырь весь, церковь Введения Пречистой Богородицы во храм и двор Марфинский сгорел весь, церковь святой Марины да церковь святой Параскевы Пятницы и монастырь весь, а дворов 80, кроме келий».
- В тот же год, на Великий день, на самую Пасху, с вечера была туча грозная, да гром великий, да молнии всю ночь сильные; а в самую заутреню был дождь велик и силён в городе, а за 10 верст от города не было ничего».

1485—«Преставилась великая княгиня Василия Васильевича, Мария [вдова Василия Тёмного, отца Ивана Васильевича]; а были тогда в Москве посольством у великого князя Ивана Васильевича владыка Вассиан Тверской [Вассиан, князь Стригин-Оболенский — епископ тверской], да князь Михаил Дмитриевич Холмский, да [тверской боярин] Василий Данилович, да [тверской боярин] Дмитрий Никитич [по прозвищу] Черед. [Тверское посольство, бывшее в Москве в июле 1485 г., пыталось оправдать связи между Тверью и Литвой. "Но Иван III "их на очи не пустил" — он отверг возможность нового примирения и приказал готовить войска к походу". — Э.Клюг]».

1486—«Пришел великий князь всея Руси Иван Васильевич с войском к Твери, а с ним были братья его, князь Андрей [Большой] да князь Борис Васильевичи [Волоцкий, младший брат московского великого князя], да сын его князь великий Иван Иванович, да новгородское войско, а у новгородского войска воевода был Яков Захарьич [Яков Захарьич Кошкин-Захарьин, московский боярин и воевода], и Тверь взяли; а князь великий Михаиле Борисович уехал в Литву [политической поддержки со стороны Литвы Михаил Борисович не получил. Он провел в изгнании около двадцати лет, в качестве владельца двух данных ему имений под Смоленском и Луцком. Детей после него не осталось], а мать свою великую княгиню Анастасию оставил в Твери.
- Князь же великий всея Руси Иван Васильевич великую княгиню Борисову Анастасию и многих бояр тверских, и князей в Москву увел;
- а Тверью пожаловал сына своего великого князя Ивана Ивановича, и посадил его на всей вотчине Тверской [ Иван Иванович Молодой, по отцовской линии внук Василия Васильевича Темного, а по материнской — Бориса Александровича, был тверским князем с 1485 по 1490 гг.]
- а наместником своим посадил в Твери [московского] боярина своего Василия Федоровича Образца Добрынского;
- а владыку Вассиана с Твери не свел [Вассиан был назначен тверским владыкой из Москвы без согласия тверского князя]. Месяца сентября в 12-й день [День сдачи Твери Москве]».

[После 1486 года все записи Тверского летописца посвящаются Москве]