ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

НОВГОРОДСКАЯ ОБЩИНА.
Схема № 1; Схема № 2; Схема № 3; Схема № 4; Схема № 5; Схема № 6.






Эта глава посвящается новгородской общине. Изложенный в главе материал в принципиальных моментах основывается на исследованиях большой группы российских-советских-российских историков. Можно сказать и так - от времён Российской империи до наших дней, о чём я уже написал в своём первом сайте. «ДРЕВНЕРУСКИЕ ЗЕМЛИ» .
Если говорить совсем кратко, то можно сказать так: древнеруские города в домонгольский период, в том числе Новгород, - это города-государства, которые нам известны по античной европейской истории. В Новгороде подобное государственное устройство сохранилось до 1478 года - падения независимости.
Собственно говоря и моя личная позиции, как не специалиста в области истории, такая же: новгородское общество до 1478 года - это большая община "античного типа". Строго говоря, общества подобного типа появились гораздо раньше античной Европы, но я не вижу смысла усложнять вопрос.
И ещё одно важное обстоятельство: я много раз говорил и буду всё время повторять - никакой "прямой кальки" Новгорода и античных Рима, Афин, Карфагена и т.д. не было. Новгородское общество, имея общие черты с "классическими античными обществами" на территории Апеннин, Греции, Северной Африки (Карфаген) и т.д., имело свои отличия, особенности. Объединяло их то, что эти общества являются обществами переходного типа - от родо-племенного к "раннеклассовому". Как у всех обществ такого типа, у них существуют общие механизмы формирования, развития. В политическом плане, если говорить о политической надстройке, такой процесс может происходить в виде зарождения города-государства с республиканской формой правления. Затем республиканскую форму правления меняет монархическая. В чистом, так сказать, виде, подобная трансформация известна по истории Рима.
К сожалению у меня нет научных работ по истории Карфагена, других подобных античных городов-государств, поэтому я ссылаюсь на доступную мне в научной литературе историю Рима и Афин.
Новгородское общество не сумело перешагнуть определённый рубеж в своём историческом развитии. Московское государство разрушило новгородскую государственность и новгородское общество, так что сегодня мы можем только предполагать, чем могла закончиться история развития новгородской Республики, история развития новгородского общества.
Можно даже назвать эту главу так: "Античная община средневекового Новгорода".
В литературе иногда встречается сравнение Новгорода со средневековыми итальянскими Республиками. С точки зрения временнОй шкалы такое сравнение понятно. А вот с точки зрения социального и экономического развития общества я могу ещё раз напомнить, что новгородская община сформировалась на основе восточнославянских и финно-угорского племён, выходящих из родоплеменного строя, а за плечами общин средневековых итальянских городов-государств стояла почти двухтысячелетняя история античного и постантичного обществ Апеннинского полуострова. Если мы начнём в деталях сравнивать Новгород и средневековые итальянские Республики, то сразу же увидим принципиальные различия.
В "международном плане" историю новгородской и псковской общин до 1500-х годов теоретически было бы более корректно сравнивать с историей подобных общин западных и южных славян. Но на территории Польши, Чехии и т.д. подобных городов-государств мы не встречаем.
Похожие исторические процессы, выход общества из родоплеменного строя, примерно в это же время происходили на территории Северной Европы, но и там нам не известны города-государства типа Новгород или Псков.

История новгородского общества, новгородской общины, как и 100 лет назад известна нам только в общих деталях. Сегодня, как и 100 лет тому назад, мы достоверно не знаем важных деталей зарождения и развития новгородской общины. Находки археологов продвинули наши знания по многим направлениям, но жизнь общины всё так же покрыта мраком неизвестности. Думаю, из-за отсутствия документов, письменных свидетельств вообще, мы никогда не будем обладать большим объёмом информации. Все наши знания так или иначе будут основываться на доступным и хорошо изученным специалистами корпуса различных письменных источников.
Эта глава написана на основании точно известных нам сведений, в том числе летописных сообщений того времени, а также моих личных представлений о новгородском обществе, новгородской общине. Там, где представлены мои личные взгляды, я предупреждаю своего читателя.
Основная информация для этой главы взята из следующих книг:
Бернадский В.Н. «Новгород и Новгородская земля в XV в.», Москва-Ленинград, Издательство Академии наук СССР, 1961. Книга издано достаточно давно, однако работа Виктора Николаевича Бернадского и сегодня представляет ценность для рядового читателя.
Дворниченко А.Ю. «Российская история с древнейших времён до падения самодержавия», М., "Весь мир", 2010.
М.М.Кром (ответственный редактор) «Споры о Новгородском вече. Междисциплинарный диалог. (Материалы "круглого стола" 20 сентября 2012 г.)». СПБ., "Издательство Европейский университет в СПБ", 2012. Хочу отдельно отметить эту книгу. В ней даны разные точки зрения современных историков, археологов, филологов в первую очередь о современном понимании политической истории города и частично о развитии непосредственно города.
А.В.Петров.«От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада)», СПБ, "Издательство Олега Абышко", 2003.
В.Л.Янин «Новгородские посадники», 2-е изд, переработанное и дополненное, Москва, "ЯСК", 2003.

Почему я считаю принципиально важным отдельно рассмотреть историю новгородского общества, новгородской общины ?
Попробую объяснить на понятном всем примере. В наши дни на достаточно большой территории двух государств - Афганистана и Пакистана живут пуштунские племена. В реальной жизни, как пишут специалисты, занимаемые пуштунами территории живут "сами по себе", по своим правилам, по своим законам. Если мы будем рассматривать социальную структуру пуштунов, то это ДОгосударственная, родоплеменная организация общества. Восточные славяне, наши предки, начали выходить из этого состояния общества на рубеже X века. Так вот, мы хорошо знаем, в том числе и по временам советского присутствия в Афганистане, что люди по своей социальной организации, по своему менталитету живущие ещё "в каменном веке" прекрасно используют технологические достижения современной цивилизации: от автоматов Калашникова и ПЗРК, до спутниковых телефонов, автомобилей и т.д. Одно не отменяет другое.
В этом, мне кажется, заключается проблема изучения новгородского общества до 1500-х годов. Попытки сравнить средневековое новгородское общество с современным ему средневековым европейским обществом на основании того, что они жили в одно и то же время на территории "большой Европы", в некоторых случаях использовали схожие технологии, заводят нас в тупик. Концы с концами не сходятся.
Я уже говорил ранее, что термин "феодал" и "феодализация", известный нам из истории средневековой Европы, который мы встречаем в работах большинства историков изучающий Новгород, так же, на мой взгляд, не применим к истории Новгородской республики до 1500-х годов. Он вводит нас в заблуждение.
Сам по себе термин "феодал", "феод", применяемый в описании истории средневековой (Западной) Европы, имеет в своей основе точно понимаемое определение социально-экономических процессов развития (западно) европейского общества, смотрите, например, статью "Феод" в Википедии. Мы можем спорить, насколько само понятие "феодализм" в широком смысле, в полной мере соответствовало подобному явлению в Московском, Тверском и т.д. древнеруских княжеств в период с 1240-х до 1500-х годов, (временной период этого сайта), но применительно к истории Новгородской и Псковской республик до 1500-х годов такой термин применять нельзя.
Примерно тоже можно сказать и о слове "боярин". "Бояре" известны нам как в республиканском Новгороде и Пскове, так и в монархических княжествах Северо-Восточной Руси этого же периода. Однако "бояре" республиканские и "бояре" в монархической системе власти, не одно и то же.
Слово "боярин" появилось в среде высшего княжеского окружения. "Бояре" - высокопоставленное личное военно-служилое окружение князя. Аналогия таких должностей в раннесредневековой Западной Европе - "герцоги", "графы".
А вот в республиканской системе власти, где нет монархической вертикали, мы имеем дело с представителем элиты, формировавшейся иным путём. Если брать аналогию, то республиканские древнеруские "бояре" - это римские "патриции".
Предлагаю вам отрывок из статьи современного исследователя, в которой кратко описываются причины, почему новгородскую общину нельзя сравнивать с европейской коммуной. Иначе говоря, почему существующие в одно и то же время на одном и том же континенте новгородская община и европейская коммуна были различными общественными явлениями Разумеется, эта точка зрения в исторической науке не является единственной, но я её разделяю, а потому и помещаю на страничках своего сайта.
ЕВРОПЕЙСКАЯ КОММУНА И НОВГОРОДСКАЯ ОБЩИНА
Ещё одна важная информация по поводу формирования Новгородской общины изложена в большой цитате из работы А Петрова «От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада)»
ФОРМИРОВАНИЕ ДРЕВНЕРУСКИХ ГОРОДОВ (А.Петров)


Если у вас будет желание, можете найти в интернете работу современного российского историка Лукина Павла Владимировича "Вече в социально-политической системе средневекового Новгорода". в расширении pdf. В работе подробно рассматривается вопрос, какого типа общину мы видим в средневековом Новгороде. Его точка зрения на новгородскую общину иная, чем изложенная в моём сайте.
В чём я согласен с Павлом Владимировичем, так это в том, что на сегодня не существует признаваемой большинством историков теории развития (в нашем случае) европейского общества, которая позволила бы нам более или менее "расставить подобные вопросы по полочкам и ячеечкам".

В современной исторической науке нет единой точки зрения по многим вопросам истории республиканского Новгорода. В том числе и по вопросу - каким было новгородское общество.
Вот что пишет о новгородском обществе современный российский историк Андрей Юрьевич Дворниченко:
«Несмотря на сильные олигархические тенденции и усиление роли боярства, Новгород до конца своей самостоятельности сохранил не только общинную структуру, но и общинную сущность. Самой мелкой общиной была уличанская, которая объединяла большие семьи той или иной улицы. Уличанская община обладала правом суда над своим коллективом, трепетно следила за нерушимостью границ своей территории, была церковным приходом.
Уличанские общины объединялись в кончанские, из которых, собственно, и состоял Новгород. Кончанские общины также обладали комплексом прав и обязанностей. Боярская олигархия, если можно так выразиться, оставалась достаточно демократичной, ибо новгородские бояре сохраняли связь со своими общинами и действовали не сами по себе, а как представители городских концов.» (Дворниченко А.Ю. «Российская история с древнейших времён до падения самодержавия», с.214)
А так характеризует новгородское общество другой современный российский историк Алексей Владимирович Петров:
«Важнейшая особенность новгородского народовластия заключалась в том, что оно было властью составлявших Новгород общинных корпораций (сторон, концов, улиц), которые образовывали самоуправляющиеся части города и придавали городской общине как целому федеративный характер. (Выделено А.Петровым- В.Замятин.) Общеновгородское вече в первую очередь являлось совещанием сторон и концов.» (Петров А.В. «От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада)», с.297).
Один из лучших современных российских специалистов по истории средневекового Новгорода Валентин Янин считает, что с начала 1400-х годов вся высшая власть в новгородской общине перешла к узкой группе лиц - аристократии, Вече утратило свою роль и называет этот период олигархическим.

Так какой же была новгородская община ? Давайте более подробно рассмотрим новгородское общество, использую доступные мне работы историков и разнообразные письменные источники средневекового Новгорода.

Мы точно знаем, что новгородское общество - это выходящее из родоплеменного строя молодое общество нового типа. Сегодня мы знаем о существовании подобных обществ на территориях почти всего известного нам обитаемого мира. Подобные общества существовали и в "классической античной Европе": классическая греческая цивилизация, античный Рим, и т.д.
В обществах подобного типа, формирующихся на небольших, ограниченных защищённой стеной территориях, старые, родовые связи постепенно заменяются новыми дополняются и (или) заменяются новыми, при сохранении, разумеется, родовых (клановых) связей.
Исходя из гипотезы об "античном типе" новгородской общины, я предлагаю вам две схему, которая показывает один из вариантов формирования общины античного города-государства Рима, а так же "средневекового" Новгорода.
В научной литературе я нашёл достаточно подробную и понятную для рядового читателя информацию о формировании общины "античного типа" на примере общины древнего Рима.
История общины античных Афин так же имеет схожие черты и различия с историей Рима, с историем Новгорода, но я бы не хотел углубляться в обсуждение темы.
Для удобства я взял из источника минимальное количество текста, прямо или косвенно связанного непосредственно с темой "община" и сделал две отдельные главы. Полный текст сегодня вполне доступен в интернете.
Изложенная здесь точка зрения не единственная в науке.
ОБЩИНА ДРЕВНЕГО РИМА. ЧАСТЬ 1.
ОБЩИНА ДРЕВНЕГО РИМА. ЧАСТЬ 2.

Для общего сведения я хотел бы привести вам "типовые черты" полноправного гражданина полиса - его права и обязанности. Не было прав без обязанностей и обязанностей без прав. Я вовсе не утверждаю, что всё описанное в этой маленькой главе можно распространять на гражданина Новгорода, но в общем и целом, думаю, так и было.
«ГРАЖДАНИН АНТИЧНОГО ПОЛИСА»
Очень важным в понимании психологии общины вообще и новгородской общины в частности представляется материал, изложенный в отдельной главе:
«ДРЕВНЕРУСКАЯ ВЕЧЕВАЯ ДЕМОКРАТИЯ. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ»
И ещё некоторые сведения, которые необходимо помнить при изучении новгородской общины:
«ИЕРАРХИЯ ВЛАСТИ АНТИЧНЫХ ГОРОДОВ-ГОСУДАРСТВ. СХЕМА.»

Новгородская община являлась частью большого и сложного механизма, который я подробно описываю в отдельных главах:
«НОВГОРОДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ (АДМИНИСТРАТИВНАЯ) СИСТЕМА ВЛАСТИ: КНЯЗЬЯ НА НОВГОРОДСКОМ КНЯЖЕНИИ, ПОСАДНИКИ, ТЫСЯЦКИЕ, АРХИЕПИСКОПЫ. (СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА)»
и
«ЦЕРКОВНО-АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА НОВГОРОДА».



Новгород - это классический полис, город-государство. Но говоря о государстве, мы не должны понимать его как государство современного типа, стоящее над обществом. Античный город-государство - это скорее община, выполняющая государственные функции. Можно сказать, что античный город-государство - это община, "принявшая вид государства". Существует даже точка зрения, что такие общины не совсем правильно называть городами-государствами.
Вот почему свой рассказ о новгородской общине я предваряю двумя схемами, которые вы видели в главе НОВГОРОДСКОЕ ГОСУДАРСТВО. Община и государство в Новгороде ещё настолько связаны, что трудно отделить одно от другого.



СХЕМА № 1
ФОРМИРОВАНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩИНЫ РИМА и АФИН.

Древнейший состав общин структурировался на основании родового, племенного и "сотенного" деления. Соответственно, первые органы власти в таких общинах формировались исходя из родового, племенного и сотенного деления.
Все члены общины были лично свободными, но делились на полноправных её членов и неполноправных. Насколько я понимаю, на первом этапе только полноправные члены общины могли участвовать в общественном управлении.
Обратите внимание, в ходе развития общин Рима и Афин, были проведено важные реформы.
1. В Риме проведен имущественный ценз всех членов общины - полноправных и неполноправных. Цензовая реформа отражала имущественное расслоение всех членов общины, вне зависимости от их прежнего социального статуса - полноправных и неполноправных членов общины. Имущественное расслоение было зафиксировано юридически.
2. И в Риме и в Афинах племенное деление заменили на территориальное. Насколько я понимаю, новое территориальное деление УЖЕ НЕ СОВПАДАЛО с племенным делением, в этом и был смысл реформы. Любопытно, что названия остались те же: Трибы и Филы до реформы и после реформы.
Хотя нам известно имена реформаторов, современные специалисты считают, что в жизни такие реформы не были единомоментными. Реформы отражали реальные изменения в обществе - наряду с действующими (например, Совет старейшин) были созданы новые органы власти, стоящие рядом с ними.
3. Обратите внимание, захват Римом огромных территорий и стремление сохранить присоединённые территории привели к необходимости расширения членов римской общины.
4. В Риме Совет старейших, ведущий своё начало ещё от родоплеменного строя, сохранился, но его состав изменился. Старейшинами-сенаторами ("сенатор" это и есть родовой старейший на латинском) стали представители аристократической знати. До конца Республики Совет старейшин-Сенат был одним из главных органов государственной власти.
В Афинах Совет старейшин - Ареопаг, претерпел примерно такую же эволюцию, но после проведения демократических реформ его влияние значительно уменьшилось.







СХЕМА № 2
ФОРМИРОВАНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩИН ГОРОДОВ ГОСУДАРСТВ РИМ - НОВГОРОД.


В исторической науке не существует единой точки зрения о процессе формирования новгородских концов.
Существует мнение (В.Янин) о том, что боярские посёлки послужили основой городских концов. Вокруг них селились незнатные новгородцы и с течением времени образовались известные нам городские концы. Мы видим родоплеменную основу новгородских концов с ведущей ролью родоплеменной знати - бояр.
Л.А.Фадеев считает, что в основе новгородских концов лежит большесемейная община, т.е. родоплеменная община.
Некоторые историки считают, что в основе новгородских концов лежит соседская территориальная община: И.Я.Фроянов, А.Ю.Дворниченко, Ю.Г.Алексеев.
А.В.Петров считает, что: «деление средневекового Новгорода на две автономные части старше [выделено А.В. Петровым] кончанского деления. В глубокой древности стороны могли быть образованиями родо-племенного характера. В результате их перестройки на территориальных началах и рождались концы».
Что же до моего скромного мнения, то я считаю основой трёх древних новгородских концов родоплеменную общину: Славенский, Неревский и Людин (Гончарный). Молодой Плотницкий конец в своей основе имел действительно соседскую, территориальную общину. Что касается Загородского конца, то основу его формирование тоже можно отнести, скорее, к соседской общине, но с Загородским концом не всё так просто.
Если мы будем говорить уже о городской общине Новгорода как о сумме концов-общин, то общегородская община в конечном итоге близко подошла к рубежу, но так и не превратилась в общегородскую общину нового типа, как это было в античном Риме или Афинах.

1. На схеме хорошо видно, что в Новгороде не был проведён юридически оформленный имущественный ценз членов общины. Соответственно, не были созданы новые органы власти, отражающие "новую реальность" - социальной расслоение общины.
2. Внешне, на схеме это хорошо видно, в Новгороде первоначальное племенное деление (не все историки считают первоначальное деление Новгорода племенным) так же трансформировалось в территориальное. Однако в Новгороде всё было не совсем так, как в Риме.
В отличии от Рима, где новое территориальное деление (как я понимаю сознательно) не стало совпадать с племенным, в Новгороде три первые древние общины так и остались в пределах своих территорий-концов, расширив их ко второй половине XV в. - Словенский, Неревский и Людин (Гончарный) концы.
Более того, с течением времени два конца, сформированных на базе двух первых, двух древнейших общин, стали титуловать себя "Великим" концами: Неревский и Славенский.
Таким образом, мы встречаем сразу три титулатуры "Великий": собственно "Великий Новгород", а так же "Великий Неревский конец" и "Великий Словенский конец".
Разумеется, даже если первоначальное деление Новгорода было действительно племенным, к XV веку никакого племенного деления уже не было, но это, на мой взгляд, отражало архаическое мышление новгородцев.
Новыми явлениями можно назвать появление двух концов: Плотницкого и Загородского.
Однако В.Янин считает Загородский конец фикцией, виртуальной единицей. Если я правильно понимаю В.Янина, новый Загородский конец - это "юридически оформленное специфическое расширение" древнего Людина (Гончарного) конца. Во всяком случае, первое упоминание о Загородском конце в новгородских летописях мы встречаем только в 1384 году. Вероятно, только с этого времени можно говорить о сформировавшейся территориальной городской общине-конце.
После 1210-х годов старый Людин конец и новый Загородский конец контролировали бояре с Прусской улицы.
Возможно, до 1380-х годов только Плотницкий конец можно считать действительно новой территориальной общиной. Однако его влияние в политической жизни новгородской общины было минимальным. Об этом мы можем судить из таблицы, которую я составил. Хорошо видно, что представительство в высших органах власти от Плотницкого конца минимальное. Плотницкая элита, по В.Янину, была зависима от боярства Прусской улицы.
«НОВГОРОДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ (АДМИНИСТРАТИВНАЯ) СИСТЕМА ВЛАСТИ: князья на новгородском княжении, посадники, тысяцкие, архиепископы. (Хронологическая таблица)».
О статусе Загородского и Плотницкого концов говорит любопытный факт: до 1370-1390-х годов (по М.Х.Алешковскому) эти концы-общины не были огорожены защитной стеной. Фактически, по своему положению они, скорее, напоминали посады, а не город-град, т.е., защищённую территорию. А вот три древних конца-общины: Неревский, Славенский и Людин (Гончарный) с самого начала своего существования были огорожены защитными стенами и представляли из себя небольшие крепости.
До конца существования новгородского государства все документы, утверждаемые от имени Великого Новгорода, в обязательном порядке подписывались всеми пятью городсками концами, что говорит о важной роли кончанских общин. Вот как звучит формула в последней редакции Новгородской судной грамоты, утверждённой в 1471 году, т.е. за 7 лет до падения Республики:
«Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе».
Любопытно, что в "младшем брате" Новгорода - Пскове мы видим ту же ситуацию. Разница только в том, что Новгород по В.Янину основали три племени, а Псков основали славяне-кривичи.
Таким образом, реформы в Новгороде не были столь радикальными, как в античном Риме. Возможно, подобные изменения наступили бы позднее, но Москва завоевала Новгород, уничтожив государственность и социальную структуру общины.
3. Новгородская община захватила огромные территории, но мы не видим инкорпорации, включения в состав новгородской общины новых её членов из представителей покорённых территории, как было в Риме. Это имело свои последствия - мощные центробежные силы в новгородском государстве.
4.Существование Совета старейшин в республиканском Новгороде само по себе является предметом дискуссии. В.Янин осторожно предложил считать посадников неким аналогом римских сенаторов. Если говорить "в очень большом приближении", то так, наверное, можно сказать, но насколько такие сравнения, если сравнивать достаточно подробно, корректны ? Судя по мнению других историков (и моему тоже) институт Посадников очень зависел от городских концов-общин и не играл такой же роли в жизни Новгорода, как это было в Риме.











Схема № 3
КОНЧАНСКИЕ ОБЩИНЫ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ НОВГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВА (по В.Янину)
(Политическая борьба кончанских общин)

За основу схемы я взял две работы В.Янина:
В.Янин. «Новгородские посадники.», 2-е изд., переработанное и дополненное. М., "ЯСК", 2003.
В.Янин «Новгородские акты XII-XV вв.», М., "Наука", 1991, с 76-77.
Там, где в тексте Янина встречаются противоречия, я ориентируюсь на последнюю по сроку издания работу - 2003 год.
Возможно, существует ещё более "свежая" информация по этому вопросу, но у меня нет к ней доступа.

Эта схема прямое продолжение, вывод из второй схемы. Смысл её в том, чтобы показать вам - основной политической борьбой в Новгороде длительное время является борьба кончанских общин концов между собой. Политическая борьбы внутри Новгорода в значительной мере и есть борьба кончанских общин между собой.
Усложнение государственного аппарата посадников - государственные реформы системы посадничества, т.е. увеличения числа посадников (и тысяцких) - по своей сути являются временным компромиссом в политической борьбе между кончанскими общинами, двумя союзами кончанских общин.
В.Янин считает основной движущей силой политической борьбы внутри новгородской общины - борьбу социальную. Не отрицая её значение, я придерживаюсь другой точки зрения: борьба кончанских общин длительное время является главным стержнем внутриполитической борьбы в Новгороде. Об этом пишет А.Петров и другие историки.
Это и есть по моему мнению архаический, античный тип развития новгородской общины. Причём в этом плане новгородская община отличается от античных общин Рима и Афин незавершённостью политических и социальных реформ.

Отдельным феноменом новгородской политической жизни являлась Прусская улица, ставшая основой "молодого" Загородского конца Софийской стороны. В новгородских летописях Прусская улица долгое время являлась самостоятельным субъектом новгородской политической жизни наравне с городскими концами. Сама по себе Прусская улица никогда не имела статуса, приравнивающего её к городскому концу, но мы видим представителей Прусской улицы среди новгородских посадников. В разные периоды времени, по В.Янину, "прусские бояре" представляли интересы Людина и Загородского концов Софийской стороны и Плотницкого конца Торговой стороны.
Например, на рубеже 1200-х годов (к 1210-м годам) "новгородцы", как обозначил их В.Янин, разгромили боярский клан Мирошкиничей в Людином конце и прусские бояре, как я понял, стали представлять интересы Людина конца.
Если я правильно понимаю В.Янина, после 1216-х годов Людин и Загородский концы (Загородский конец - "Загородье" в новгородских летописях до 1384 года) не более чем юридически оформленное представительство "бояр Прусской улицы".
Именно в этом смысле он называет молодой Загородский конец "фикцией". Плотницкий конец так же является продолжением группировки "Прусских бояр".

Специалисты спорят, были ли три первоначальных новгородских поселения племенными, или нет. Сегодня достоверно определить это не возможно, но я, как не специалист, поддерживаю В.Янина. Хочу напомнить, что в Пскове, "младшем брате" Новгорода, городская община формировалась из славян-кривичей, что позволяет нам судить о некоторых общих механизмах формирования городских общин Новгорода и Пскова. Но в Пскове мы не видим ожесточённого противостояния городских концов, что может служить косвенным признаком разных этнических составляющих новгородской общины.
Нам известно о существовании и другого деления, имеющего корни, вероятно, ещё в родоплеменном строе: сотенное. Похожее деление известно в древнейшем Риме и Афинах.
Я придерживаюсь мнения о том, что "сотенная" организация, известная нам по десяткам, пятьдесяткам и сотням, существовала и у предшественников новгородцев. Существует и другое мнение - сотенная организация была введена княжеской властью. Строго говоря, впервые сообщение о явно действующей в городе сотенной системе мне встречается в летописном сообщении за 1118 год:
1118 год— «ПрЂставися Дъмитръ Зивидиць, посадникъ новъгородьскыи, иуля 1 въ 9, посадницявъ 7 мЂсяць одину [один, без князя]»;
- «Томь же лЂтЂ приведе Володимиръ съ Мьстиславомь вся бояры новгородьскыя Кыеву, и заводи я къ честьному хресту [заставил принести присягу Киеву], и пусти я домовь, а иныя у себе остави;
и разгнЂвася на ты, оже то грабили Даньслава и Ноздрьчю [бояре Неревского конца], и на сочьскаго [т.е. "сотника", - первое упоминание о сотниках, делении новгородцев на сотни] на Ставра, и затоци я вся».
В данном случае для нас важно не то, "откуда есть пошло" сотенное деление новгородцев, а результат: в новых условиях, условиях ограниченного городского пространства, сотенная организация наложилась на родовую организации, а в результате такого симбиоза мы получили известную нам новую территориальную "кончанскую" систему. Кончанская система, на мой взгляд, первая, изначальная организация в широком смысле всей новгородской общины в новых условиях - формирование города, общегородского пространства.

Многие ошибочно представляют город Новгород как почти сразу же сложившееся единое большое городское пространство. Однако это не так. Длительное время Новгород представлял из себя несколько изолированных жилых районов - "концов", сформировавшихся на месте ещё догородских поселений. Каждый конец, по мнению М.Алешковского, был обнесён своей защитной стеной. Объединял такие замкнутые изолированные районы общегородской центр - Детинец. Когда вы будете смотреть схемы, вы можете наглядно увидеть обособленные общины, объединённые общим центром - Детинцем или "Городом"-"Градом" в новгородских летописях.
Распределение культурных слоёв Новгорода - Схема. Древнейшие районы Новгорода - современный Новгород с высоты птичьего полёта. Фото № 3
На бытовом уровне замкнутость, обособление городских районов-концов проявлялась в регулярных столкновениях между концами, подробно описанные в работе А.В.Петрова «От язычества к Святой Руси. Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада)»
Я выписал из новгородских летописей сообщения о столкновении кончанских общин. Нет сомнений, что изолированность, замкнутость общин, являлось, возможно, главной причиной таких столкновений.
Столкновение кончанских общин по новгородским летописям.
Последнее крупное столкновение городских кончанских общин мы видим в 1418 году. Часть историков называют события 1418 года социальным противостоянием внутри городской общины. Однако если мы будем читать текст буквально, не придумывая дополнительных аргументов, то увидим противостояние именно городских концов - кончанских общин.
В сообщения новгородских летописей до 1420-х годов мы видим столкновения горожан достаточно чётко локализуемых самими летописцами по принципу территориального деления города. Мы не всегда понимаем суть таких противоречий, но видимая форма - столкновения между концами. Все это говорит о том, что: 1) Городская община ещё не раскололась по социальному признаку. Разумеется, противоречия между богатыми и бедными членами общины существуют, но летописец их пока не фиксирует, они ещё на втором плане. 2) Противоречия между структурными единицами города говорят нам о том, что эти административные городские единицы явно выполняют какие-то общегосударственные функции и именно противоречия по решениям государственного уровня служат источникам столкновений членов новгородской общины, описанные летописцами как столкновения между концами.

Конец подобному открытому противостоянию, как я понимаю, положил естественный процесс формирование единого городского пространства резко ускорившийся со второй половины XIV в.. С 1372 года новгородцы начинают создавать единый большой городской вал, объединив обособленные районы в единое городское пространство. У меня нет сомнений в том, что создание такого большого замкнутого городского пространства меняло психологию людей, живших в нём. Не сразу, разумеется.
Рост территории города Новгорода по М.Х.Алешковскому. X-XV вв.
Однако объединение городского пространства до конца не решило всех проблем новгородской общины. Нам хорошо известно, что Новгород по своей сути так и остался механическим объединением пяти городских общин - концов, связанным общим государственным механизмом. Некоторые историки называют такое объединение "федерацией", что говорит о рыхлости общегородской общины.
«НОВГОРОДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИСТЕМА».

Но несмотря на все трудности в становлении, формировании городской общины Новгорода мы должны отметить единство городской общины по отношению к внешнему миру. Само по себе новгородское государство - Новгородская земля - представляло из себя систему соподчинения общин, в которой новгородская община противостояла остальным общинам на территории Новгородской земли
В маленькой главе я выписал некоторые сообщения новгородских летописцев, описывающих совместные действия новгородской общины:
Совместные действия городской общины по новгородским летописям.
В Пскове мы не видим подобного ожесточённого противостояния концов, этим Псков отличается от Новгорода.

Для лучшей ориентации я даю план средневекового Новгорода.

План древнего Новгорода X-XIV вв., по Б.А.Колчину и В.Л.Янину

Обратите внимание, за исключением первого этапа, вся новгородская политика - это столкновение, противостояние двух союзов. Один союз - древние Неревский и Славенский концы. Второй союз - древний Людин (Гончарный) и молодые Загородский и Плотницкий концы. Однако молодые концы, если я правильно понимаю В.Янина, можно считать специфическим расширением древнего Людина конца.








Впервые совместные действия новгородской общины мы видим в 990 ( ? дата спорная) году - крещение новгородцев, описанное в Иоакимовской летописи. Существуют разные точки зрения по поводу подлинности самой летописи и приведённой ниже цитаты. Давайте вспомним, что само по себе крещение новгородской и других общин Руси современный российский историк Игорь Фроянов описал как навязывание политического господства со стороны киевской общины. Если исходить из подобной гипотезы, то данные события вполне имели место быть, и летописец действительно описал процесс крещения новгородцев, опираясь на недошедшие до нас сведения:
«И.ФРОЯНОВ О КРЕЩЕНИИ РУСИ»
Итак:
[Здесь и далее для удобства чтения все большие абзацы я искусственно делю на отдельные предложения]
[Здесь и далее в тексте буква "Ђ" -"ять", читается как "ие"]
990 (?) год —«В Новеграде людие, уведавше еже Добрыня идет крестити я, учиниша вече и закляшася вси не пустити во град и не дати идолы опровергнути.
И егда приидохом, они, разметавше мост великий, изыдоша со оружием, и асче Добрыня пресчением и лагодными словы увесчевая их, обаче они ни слышати хотяху и вывесше 2 порока великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчие враги своя.
Высший же над жрецы славян Богомил, сладкоречия ради наречен Соловей, вельми претя люду покоритися.
Мы же стояхом на Торговой стране, ходихом по торжисчам и улицам, учахом люди, елико можахом.
Но гиблюсчим в нечестии слово крестное, яко апостол рек, явися безумием и обманом.
И тако пребывахом два дни, неколико сот крестя.
Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: «Лучше нам померети, неже боги наша дати на поругание».
Народ же оная страны, разсвирипев, дом Добрынин разориша, имение разграбиша, жену и неких от сородник его избиша.
Тысяцкий же Владимиров Путята, яко муж смысленный и храбрый, уготовав лодиа, избрав от ростовцев 500 муж, носчию перевезеся выше града на ону страну и вшед во град, никому же пострегшу, вси бо видевши чаяху своих воев быти.
Он же дошед до двора Угоняева, онаго и других передних мужей ят и абие посла к Добрыне за реку.
Людие же страны оные, услышавше сие,собрашася до 5000, оступиша Путяту, и бысть междо ими сеча зла.
Некия шедше церковь Преображения господня разметаша и домы христиан грабляху. Даже на разсвитании Добрыня со всеми сусчими при нем приспе и повеле у брега некие домы зажесчи, чим люди паче устрашени бывше, бежаху огнь тушити; и абие преста сечь, тогда переднии мужи, пришедше к Добрыне, просиша мира.
Добрыня же, собра вои, запрети грабление и абие идолы сокруши, деревяннии сожгоша, а каменнии, изломав, в реку вергоша; и бысть нечестивым печаль велика.
Мужи и жены, видевше тое, с воплем великим и слезами просясче за ня, яко за сусчие их боги. обрыня же, насмехаяся, им весча: «Что, безумнии, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, кую пользу вы от них чаять можете».
И посла всюду, объявляя, чтоб шли ко кресчению.
Воробей же посадник, сын Стоянов, иже при Владимире воспитан и бе вельми сладкоречив, сей иде на торжисче и паче всех увесча.
Идоша мнози, а не хотясчих крестятися воини влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста.
Тогда мнозии некресчении поведаху о себе кресчеными быти; того ради повелехом всем кресченым кресты деревянни, ово медяны и каперовы (сие видится греческое оловянны испорчено. — В. Т.) на выю возлагати, а иже того не имут, не верити и крестити; и абие разметанную церковь паки сооружихом.
И тако крестя, Путята иде ко Киеву.
Сего для людие поносят новгородцев: Путята крести мечем, а Добрыня огнем»


Следующее описанное в летописях событие не вызывает сомнений у историков. Давайте посмотрим на поведение новгородцев, новгородской общины.
1016 год —«В НовЂгородЂ же тогда Ярослав кормяше [содержал] Варягъ много, бояся рати [войны с Киевом]; и начаша Варязи насилие дЂяти на мужатых женахъ.
Ркоша новгородци: "сего насилья мы не можем смотрити"; и собрашася в нощь исЂкоша Варягы в ПоромонЂ дворЂ [без суда, т.е. незаконно],
а князю Ярославу тогда в ту нощь сущу на РакомЂ [Ракомие - одна из двух загородных княжеских резиденций в Новгороде].
И се слышавъ, князь Ярославъ разгнЂвася на гражаны, и собра вои сравны тысящу [по одной из гипотез, речь идёт о верхушке новгородского общества, родо-племенной знати], и, обольстивъ ихъ, исЂче, иже бяху Варягы ти исЂклЂ; а друзии бЂжаша изъ града [количество погибших новгородцев не известно, но вряд ли их было много].
И в ту же нощь ис Кыева сестра Ярославля Передслава присла к нему вЂсть, рекши: "отець ти умерлъ, а брати ти [князья Борис и Глеб] избиена".
И се слышавъ Ярославъ заутра собра новогородцовъ избытокъ, и сътвори вЂче на полЂ [Инициатором созыва новгородцев является князь. Мы видим его обращение к новгородцам с просьбой о помощи, а не принудительный "призыв на действительную военную службу", как было в СССР. Данное сообщение прямо показывает нам пределы княжеской власти в то время], и рече к ним: "любимая моя и честная дружина, юже вы исЂкохъ вчера въ безумии моемъ, не топЂрво ми ихъ златомъ окупитЂ". И тако рче имъ: "братье, отець мои Володимиръ умерлъ есть, а Святополкъ княжить в КиевЂ; хощу на него поити; потягнете по мнЂ". И рЂша ему новгородци" "а мы княже, по тобЂ идемъ". И собра вои 4000: Варягъ бяшеть тысяща, а новгородцовъ 3000, [сравните количество варягов и новгородцев] и поиде на нъ...»;
- «[После победы Ярослава над Святополком].. а Ярослав иде къ Кыеву, сЂде на столЂ отца своего Володимира; и абие нача вои свои дЂлитЂ, старостам по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнеЂ, а новгородцомЂ по 10 гривенъ всЂмъ [обратите внимние, как высоко оценил Ярослав услуги новгородцев], и отпусти ихъ всЂх домовъ, и дав имъ правду, и устав списавъ, тако рекши имъ: "по се грамотЂ ходите, якоже списах вамъ, такоже держите" [в тексте "грамота" написана в единственном числе, но в дальнейшем новгородцы всегда упоминали "грамоты Ярослава" во множественном числе, т.е. грамот было явно больше одной]. А се есть правда рускаа. [Дальше следует текст Руской Правды, но часть историков считает, что текст Ярославовой (Ярославовых) грамот был иным, это позднейшая вставка московских переписчиков летописи]».

Более подробно о жизни городской общины вы можете прочитать в отдельной главе, в которой я собрал, так сказать, типовые сообщения новгородских хроник. Там же вы найдёте ссылки на тексты летописей, размещённых в интернете и доступных рядовому читателю.
ХРОНИКА ГОРОДА НОВГОРОДА (выписки о жизни города Новгород из новгородских летописей).

Последние важные сообщения о новгородской общине мы находим не в новгородских, а в московских и псковских летописях. В сообщении московского летописца за 1471 год мы видим внутреннее состояние общины перед Шелонской битвой
1471 год— «[Запись москвича, не знавшего важных особенностей новгородского общества. Тем не менее, он почти точно описывает важные детали] Новгородские посадници и тысячские, купцы и житии люди, и мастери всякие [полноправные члены городской общины, за исключением купцов, статус которых не до конца ясен. Возможно, здесь размещение в тексте "купцов" перед "житьими людьми" объяснялось незнанием особенностей новгородской общины - подобная социальная иерархия была в Пскове], спроста рещи плотняци и гончары, и прочии [это так называемые "чёрные люди" - низшая социальная группа в новгородской общине], которыи родився на лошади не бывал, [как я понимаю по контексту - никогда не воевали] и на мысли которым того не бывало, что руки подняти противу великого князя, всех тех изменици они силою выгнаша;
а которым бы не хотети поити к бою тому, и они сами тех разграбляху и избиваху, а иных в реку Вълхов вметаху [утопить в Волхове - так казнили преступников по решению суда или Вече. Если летописец прав, то мы видим одобренные государством казни];
сами бо глаголаху яко было их сорок тысяч в бою том»;
-«Того же лЂта iюня 20, князь великый поиде к Новугороду съ братьею и со всею силою, со всЂ стороны воюючи и плЂнаючи;
и Ноугородци же собрашеся и изидоша на бой противу великого князя, и случися имъ прити противу воеводъ великого князя, князя Данила Дмитреевичя Холмскаго да Федора Давыдовичя, о рЂцЂ ШолонЂ, и бъ ихъ безчисленое множество, а Москвичь добрЂ мало, понеже не единЂмЂ мЂстом вои идяху, но многыми дорогами, а тЂмЂ тогда случися ту быти»;
-«[Новгородская четвёртая летопись подтверждает раскол у новгородцев. После поражения в битве часть новгородцев предлагала заключить союз с Литвой] бысть в Новегороди молва велика, и мятеж мног, и многа лжа непразнена.. И разделишася людие: инех хотяху за князя, а иные за короля за Литовского». ["разделишася людие" - то есть раскол не только в элитах, но и во всём новгородском обществе. Это не "горизонтальный", не социальный раскол по линии бедные-богатые, а "вертикальный" раскол].

Последнее сообщение о новгородской общине мы находим в псковской летописи. Обратим внимание, что события, описанные псковским летописцем, происходят не только на улицах Новгорода, но и на вече, т.е. общем собрании новгородской общины:
1477 год— «[Новгородская делегация, без согласия всего Великого Новгорода, фактически признаёт власть Москвы] И Новгородцы же тЂхъ посадников и бояръ и животь [движимое имущество] пограбили, и дворы и доспЂхи поотнимали и всю ратную приправу, которые то такъ чинили, а безъ Великого Новагорода [без решения вече !] вЂдома тую прелесть чинили;
а Василья Онаньина ту поимав на вечЂ изсЂкли топоры въ частье;
а иных заповЂдали [я так понимаю - поставили вне закона, под запрет - "заповедь". Современное название "Заповедник" произошло от слово заповедь-запрет], такоже хотячи смертiю казнить.»





СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ (СТРАТЫ) НОВГОРОДСКОЙ ОБЩИНЫ.


Подробно механизм формирования общины на её ранних этапах освещён в научной литературе на примере Древнего Рима, смотрите выложенные в начале главы статьи. Сегодня в интернете выложено большое количество научной литературы, так что все желающие могут самостоятельно изучить вопрос.
Ещё и ещё раз добавлю отдельно - речь не идёт о прямой кальке "Рим-Новгород", а именно об общих механизмах формирования подобных общин.

Как и любая похожая молодая городская община античного типа, состоящая из лично свободных людей новгородская община разделилась по социальному признаку: полноправные члены общины и неполноправные члены общины. В доступной мне научной литературе я не нашёл материалов на эту тему, поэтому могу высказать свою личную точку зрения.

Возможно, для Новгорода в определённый момент времени полноправные и неполноправные члены общины проживали в разных частях города. В первый период существования города Новгорода, до 1370-х годов, полноправные члены общины жили в трёх защищённых городских пространствах.
Основная масса неполноправных членов общины проживала на незащищённой территории города - Посаде.
Рост защищённой территории города Новгорода по М.Х.Алешковскому. X-XV вв.
С определёнными оговорками мы можем говорить о трёх древнейших защищённых, огороженных защитной стеной поселениях, которых мы потом станем называть городскими концами: Людин (Гончарный), Славенский и Неревский концы. Четвёртый защищённый участок - Детинец, был общегородским религиозным центром, в котором находились религиозные здания и двор новгородского партриаха.
Новгородская аристократия проживала на защищённых территориях Неревского, Славенского и Людина концов. После разгрома боярского клана Мирошкиничей в Людином конце, около 1210 года, вероятно, аристократия Людина конца стала формальной аристократией нового Загородского, проживая при этом на той же Прусской улице. Так следует из работ В.Янина.
Исключение составил новый Плотницкий конец. Судя по его названию, Плотницкий конец заселялся преимущественно выходцами из низших социальных групп. В.Янин пишет о тесной связи плотницкого и прусского боярства. Таким образом для Плотницкого конца мы видим переселение части "прусской" аристократии на новую, тогда ещё не защищённую территорию Плотницкого конца.
Что касается житьих людей и наиболее богатой части купечества, то они так же проживали на защищённых территориях трёх древнейших поселений.
По мере формирования единого, нового большого защищённого городского пространства после 1392 года, места проживания полноправного и неполноправного населения принципиально оставались теми же. В нескольких центральных частях нового большого города - полноправные члены, между ними и на окраинах - неполноправные.
Другое дело, что новое общее городское пространство постепенно формировало новую психологию людей, живущих вместе.

Древняя родовая организация, как и в Риме, как и в Афинах, послужила первичной основой формирования новгородской общины. Только члены определённого и ограниченного количество "родов-основателей" составили основу замкнутой новгородской общины. Из истории античного Рима известно количество "родов-основателей" Рима - 300. Разумеется, с течением времени некоторые собственно римские "роды-основатели" угасали, гибли, а на смену им приходили другие, новые роды, но это отдельная тема.
Какое количество "родов-основателей" Новгорода мы не знаем. В.Янин считает, что количество боярских родов в Новгороде на 1470-е годы составляло 20-30, но не боле 40. (В.Янин. Новгородские посадники, с.418-419)
Количество землевладельцев, полноправных членов общины, (глав семей) по А.М.Гневушеву на 1470-е годы 1632.
По аналогии с историей общины древнего Рима (но это не более чем игра ума) можно сделать предположение, что "20-30 родов, но не более 40", явились "родами-основателями". Затем мы наблюдаем естественный процесс дробления "родов-основателей". Насколько я понимаю, в Новгороде мы не наблюдаем процесса появления новых родов "из вне", так что будем считать количество семей 1632 результатом деления "родов-основателей".
В древнем Риме существовал определённый предел дробления "рода-основателя" - после 7 колена новый род считался неполноправным. Вероятно, похожий порядок существовал и в Новгороде. Но был ли такой предел в Новгороде, а если и был, то на каком колене начинал действовать ?
Например: 1632/7=233 "рода основателя".

Между прочим, античный тип новгородской общины подтверждает массовое выселение в глубины Московской Руси новгородской элиты в 1488-1489 годах. В исторической литературе существует точка зрения о господстве бояр-олигархов в политической жизни Новгорода. Однако выселению подверглись не только бояре-олигархи в 1488 году: "20-30, но не более 40 семей", что было бы вполне понятным. Второй группой, подвергшейся массовому выселению в 1489 году, были "житьи люди".
Ясно, что массовое выселение не было банальной местью московских властей - это была сознательная и целенаправленная политика, направленная на разрушение социальной структуры новгородской общины. На уничтожение попыток сопротивления, исходящих от общины. Если исходить из античного типа общины, в которой существует большая полноправная (правящая) группа, в нашем случае бояре и житьи люди, то действия Москвы становятся понятными.

Судя по всему, доступ неполноправных общинников "в высшую лигу" был всегда жёстко ограничен. Борьба представителей низшей части общины за свои права, "за доступ в высшую лигу" являлась основой политического противостояния в общине.

У меня нет сомнений, что все члены новгородской городской общины получали доходы от деятельности государства. А вот степень (количество) полученных благ зависел от статуса внутри городской общины - чем выше твой статус, тем больше величина твоей части общего пирога.
Только представитель полноправных членов общины могли участвовать в работе государственных и судебных органов - а это так же давала не только социальный статус, но и материальный достаток.
Одним из следствий неравного социального статуса внутри общины была уплата налогов. Судя по названию низшей социальной группы новгородской общины - "чёрные люди" - именно эта группа платила налоги. Опять же, по аналогии с ранней римской общиной, и прямому сообщению московского летописца за 1471 год, плательщики налогов не участвовали в военных действиях. А вот полноправные члены общины, освобожденные от уплаты налогов, обязаны участвовать в военных действиях новгородской общины.

Статус второй по важности социальной группы в новгородской общине закрепился за житьими людьми, а не купцами, как это было в Пскове. Какая причина может лежать в подобных различиях ? Я думаю, что Новгород, как и ранний Рим, основу своего благополучия построил на завоеваниях (подчинении) окружающей территории и получения с контролируемых территорий даней. Вот почему в Новгороде вторую роль в социальной жизни общины получила группа людей, получившую название "житьи люди". Обратите внимание на сообщение новгородского летописца от 1255 года, которое я привожу чуть ниже. Мы видим группу боеспособных новгородских общинников, "меньших"/ (будущих житьих людей), способных с оружием в руках противостоять новгородской аристократии -"вятшим"/боярам и «Олександру [Ярославовичу "Невскому"] съ многыми полкы и с новоторжьци».
Что же касается Пскова, то там основа процветания - торговля, так что не удивительна роль купцов в жизни псковской общины и их "второе место" в социальной иерархии псковской общины.

В немногочисленных документах и летописных сообщениях того времени мы видим различия социального статуса внутри общины, в том числе юридически зафиксированные в государственных документах.
Давайте прочитаем отрывки из некоторых дошедших до наших дней летописных сообщений, а так же актов новгородского государства.
Часть текстов я взял из издания «Памятники русского права. Выпуск.2. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII-XV вв.», 1953. Глава III. Памятники права Великого Новгорода XIII-XV вв.
Ещё часть из этого сайта:
«ГРАМОТЫ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА И ПСКОВА на DrevLit.ru»

В Новгородской IV летописи есть сообщение за 1018 год, в котором новгородцы явно разделены по разным социальным группам, но это запись, вероятно, была сделана не в Новгороде. Можно предположить, что в более позднее время новгородский летописец переписал сообщение из неновгородских источников:
1018 год— «[Ярослав бежал в Новгород от Святополка]..И начаша скопъ сбирати отъ моужа по 4 куны, а от старосты по 10 грiвенъ, а от бояр по 18 гривенъ;
прiведоша Варягъ и вдаша имъ скопъ, и совокупи Ярослав воа многы...»
Следующее сообщение той же летописи достаточно любопытно:
1020 год— «[После победы Ярослава над Святополком] Нача Ярославъ вои свои дЂлити: старостамъ по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнЂ, а Новъгородцемъ по 10 гривенъ всЂмъ [рядовой новгородец, таким образом, приравнен к старосте, но как быть с боярами ? ];
- и отпусти я домовь вся».

В первых дошедших до нас собственно новгородских летописных сообщениях вы встречаем термин "новгородцы":
1116 год— «Иде Мьстиславъ на Чюдь с новгородьци и възя МедвЂжю голову на 40 святыхъ»;

Однако мы знаем о существовании в 1118 году особой социальной группы - "бояре". В сообщении за 1118 год мы видим явное противостояние внутри общины двух групп - ограбление Даньслава и Ноздрича явно связано с каким-то политическим противостоянием:
1118 год— «ПрЂставися Дъмитръ Зивидиць, посадникъ новъгородьскыи, иуля 1 въ 9, посадницявъ 7 мЂсяць одину [т.е. руководил один, без князя]»;
- «Томь же лЂтЂ приведе Володимиръ съ Мьстиславомь вся бояры новгородьскыя Кыеву, и заводи я къ честьному хресту [заставил принести присягу Киеву], и пусти я домовь, а иныя у себе остави; и разгнЂвася на ты, оже то грабили Даньслава и Ноздрьчю [бояре Неревского конца], и на сочьскаго [т.е. "сотника". Первое упоминание о сотниках, делении новгородцев на сотни] на Ставра, и затоци я вся».

Следующее сообщение, в котором наряду с темином "новгородцы" встречается новый термин "добрый муж" мне встретилось в 1134 году, однако как здесь понимать слова "добрый муж" не понятно. Это может (скорее всего) означать социальный статус - знатный новгородец, но может и просто "храбрый" в контектсе сообщения о погибших в битве. Обратите внимание, и здесь мы встречаем явный раскол внутри общины, повлекший за собой гибель двух человек:
1135 год— «Почаша мълъвити о СужьдальстЂи воинЂ новъгородци [спорить о необходимости воевать с Суздалем] и убиша мужь свои 2 и съвьргоша и съ моста въ суботу Пянтикостьную [Свергнуть с моста - обычно это официальная публичная казнь за совершённые преступления. Получается, что их убили по решению вече ? ]»;
- «В то же лЂто, на зиму, иде ВсЂволодъ на Суждаль ратью, и вься Новгородьская область, мЂсяця декабря въ 31; и сташа денье зли: мразъ, вьялиця, страшно зЂло. И бишася на Ждани горЂ, и много ся зла створи: и убиша посадника новгородьскаго Иванка, мужа храбра зЂло, мЂсяця генъваря въ 26, и Петрила Микулъциця и много добрыхъ муж, а суждальць боле; и створше миръ, придоша опять».

А вот в сообщении за 1137 год слова "добрый муж", на мой взгляд, уже явно означает высокий социальный статус. Кроме того, мы опять видим открытое противостояние внутри общины:
1137 год— «Настанущю въ 7 марта, индикта лЂту 15, бЂжя Костянтинъ посадникъ къ ВсЂволоду и инЂхъ добрыхъ мужь нЂколико; и въдаша посадницити Якуну Мирославицю НовЂгородЂ»;
- «[часть новгородцев и псковичец пригласила Всеволода на княжение в Новгород] И яко услышано бысть се, яко ВсЂволодъ Пльско†съ братомь Святопълкомь, и мятежь бысть великъ НовегородЂ: не въсхотЂша людье ВсЂволода; и побЂгоша друзии [друзья, пригласившие Всеволода княжить в Новгород] къ ВсЂволоду Пльскову, и възяша на разграбление домы ихъ, Къснятинъ, НЂжятинъ и инЂхъ много, и еще же ищюще то, кто Всеволоду приятель бояръ, тъ имаша на нихъ нЂ съ полуторы»;

Ещё одно сообщение ногородской летописи, описывающее социальную структуру новгородской общины:
1166 год— «Въ то же лЂто, на зиму приде Ростиславъ ис Кыева на Лукы [современные Великие Луки], и позва новгородьце на порядъ: огнищане, гридь, купьце вячьшее;
и ту ся разболе самъ, и воротися опять, и преставися на пути;
и везоша и Кыеву, и положиша и о святого Федора.

1199 год— «Приславъ ВсЂволодъ, выведе Ярослава из Новагорода и веде и къ собе; а из Новагорода позва владыку и посадьника Мирошку и вячьшии мужи по сынъ»;

1215 год— «Того же лЂта поиде князь Ярославъ на Тържъкъ, поимя съ собою Твьрдислава Михалковиця, Микифора, Полюда, Сбыслава, Смена, Ольксу, и много бояръ, и одаривъ, присла въ Новъгородъ;
а самъ седе на Търожьку.
Следующее сообщение новгородского летописца, описывающее нам противостояние внутри общины, любопытно появлением новых терминов, явно подразумевающих социальный статус - "меньшие", "вятшие", "чёрные люди":
1255 год— «Выведоша новгородьци изъ Пльскова Ярослава Ярославича [Ярослав Ярославович Тверской, родной брата Александра Ярославовича Переяславского "Невского"] и посадиша его на столЂ, а Василья выгнаша вонъ [за этими действиями стоял посадник, боярин с Прусской улицы - Онаний Феоктилатович]
И то слышавъ Олександръ ["Невский"], отець Васильевъ, поиде ратью к Новугороду. Идущю Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци, срЂте и Ратишка с перевЂтомь: "поступаи, княже, брат твои Ярославъ побЂглъ".
И поставиша новгородци [по контексту явно конный] полкъ за Рожествомь христовомь в конци; а что пЂшца [т.е., пеший полк], а ти сташа от святого Ильи противу Городища.
И рекоша меншии на вЂчи [здесь, вероятно, имеются ввиду не аристократия. В.Янин считает, что под "меньшими" понимались "меньшие бояре" из Ярославовой грамоты, будущие "житьи люди" - вторая по значимости социальная группа новгородской общины] у святого Николы [Никольский собор]: "братье, ци како речеть князь: выдаите мои ворогы"; и цЂловаша святую Богородицю меншии, како стати всЂмъ, любо животъ, любо смерть за правду новгородьскую, за свою отчину.
[Обратим внимание на ещё одну деталь - во время конфликта "меньшие" выставляют пеший и конный полки, способные в боя противостоять "Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци"]
И бысть въ вятшихъ [в контексте - лучшие, знатные, аристократия, во главе с также прусским боярином Михалкой Степановичем] свЂтъ золъ [некоторые историки считают этот совет "совещание", прообразом будущего совета бояр (аристократии), знатных людей, но на мой взгляд это явная натяжка. Здесь мы видим ситуативное совещание людей, пусть и занимающих верхние ступени социальной пирамиды, а "зол", так как он шёл против интересов большинства новгородцев по мнению летописца], како побЂти меншии, а князя въвести на своеи воли.
И побЂжа Михалко из города къ святому Георгию, како было ему своимь полкомь уразити нашю сторону и измясти люди.
УвЂдавъ Онанья, хотя ему добра, посла по немь втаинЂ Якуна;
и увЂдавше черныи люди, погнаша по немь, и хотЂша на дворъ его, и не да Онанья: "братье, аже того убиете, убиите мене переже»"
не вЂдяше бо, аже о немь мысль злу свЂщаша самого яти, а посадничьство дати Михалку.
И присла князь Бориса на вЂче: "выдаите ми Онанью посадника; или не выдадите, язъ вамъ не князь, иду на городъ ратью".
И послаша новгородци къ князю владыку и Клима тысяцьского: "поЂди, княже, на свои столъ, а злодЂевъ не слушаи, а Онаньи гнЂва отдаи и всЂм мужемъ новгородьскымъ".
И не послуша князь молбы владычни и Климовы. И рекоша новгородци: "аже, братье, князь нашь тако сдумалъ с нашими крестопереступникы, оно имъ богъ и святая Софья, а князь безъ грЂха".
И стоя всь полкъ по 3 дни за свою правду;
и въ 4-и день присла князь, река тако: "аже Онанья лишится посадничьства, язъ вамъ гнЂва отдамь".
И лишися посадничьства Онанья, и взяша миръ на всеи воли новгородскои.
И поиде князь в город, и срЂте и архиепископъ Далматъ со всЂмъ иерЂискымь чиномь, съ кресты, у Прикуповичь двора; и вси радости исполнишася, а злодЂи омрачишася: зане христьяномъ радость, а дьяволу пагуба, яко не бысть христьяномъ кровопролития велика.
И сЂде князь Олександръ на своемь столЂ»;
- «В лЂто то же даша посадничьство Михалку Степановичю».

1259 год— «[Мы видим явные столкновения верхушки новгородского общества и рядовых новгородцев]
Тои же зимы приЂха Михаило Пинещиничь из Низу со лживымь посольствомь, река тако: "аже не иметеся по число [то есть не дадите провести перепись], то уже полкы на Низовьскои земли";
и яшася новгородци по число.
Тои же зимы приЂхаша оканьнии Татарове сыроядци Беркаи и Касачикъ с женами своими, и инЂхъ много;
и бысть мятежь великъ в НовЂгородЂ, и по волости много зла учиниша, беруче туску оканьнымъ Татаромъ.
И нача оканьныи боятися смерти, рече Олександру: "даи намъ сторожи, ать не избьють нас".
И повелЂ князь стеречи их сыну посадничю и всЂмъ дЂтемъ боярьскымъ по ночемъ.
И рЂша Татарове: "даите намъ число, или бЂжимъ проче";
и чернь не хотЂша дати числа, но рЂша: "умремъ, честно за святую Софью и за домы ангельскыя".
Тогда издвоишася люди: кто добрыхъ, тотъ по святои Софьи и по правои вЂрЂ; и створиша супоръ, вятшии велятся яти меншимъ по числу.
И хотЂ оканьныи побЂжати, гонимъ святымь духомь; и умыслиша свЂтъ золъ, како ударити на городъ на ону сторону, а друзии озеромь на сю сторону; и възъбрани имъ видимо сила христова, и не смЂша.
И убоявшеся, почаша ся возити на одину сторону къ святои Софьи, рекуще: "положимъ главы своя у святои Софьи".
И бысть заутра, съЂха князь с Городища, и оканьнии Татарове с нимь;
и злыхъ свЂтомь яшася по число: творяху бо бояре собЂ легко, а меншимъ зло.
И почаша Ђздити оканьнии по улицамъ, пишюче домы христьяньскыя: зане навелъ богъ за грЂхы наша ис пустыня звЂри дивияя ясти силныхъ плъти и пити кровь боярьскую;
и отъЂхаша оканьнии, вземше число, а князь Олександръ поЂха послЂ, посадивъ сына своего Дмитрия на столЂ»;

Ранние документы новгородского государства до нас не дошли.
В первой дошедшей до нас грамоте, написанной от имени государства почти через 5 лет после событий 1259 года, мы видим упоминание только одной социальной группы - "старейшие".
около 1264-1265 гг— «[Первая договорная грамота Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Ярославом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыка, поклон от посадника Михаила, и от тысяцкого Кондрата, и от всех соцькых, и от всех стареиших, и от всего Новагорода к князю Ярославу...»
Во второй грамоте, написанной через несколько лет, появляется ещё одна социальная группа - "меньшие".
около 1266-1267 гг— «[Вторая договорная грамота Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Ярославом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыкы, покланяние от посадника Михаила, и от тысяцькаго Кондрата, и от всего Новагорода, и от всех стареиших, и от всех меньших к князю Ярославу»

1268 год— «[Новгородский летописец описывает потери новгородцев в Раковорской битве, потрясшей Новгород своими потерями] ...И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вЂсти не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и вЂсть, а пльскович такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вда плечи, или перевЂтъ былъ в немь, то богъ вЂсть .... пособи богъ князю Дмитрию и новгородцемъ, мЂсяца ферваря 18, на память святого отца Лва, в суботу сыропустную;

Третья дошедшая до нас грамота повторяет вторую, мы видим устоявшуюся на длительный период формулировку:
1270 год— «[Третья договорная грамота Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Ярославом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыкы, покланяние от посадника Павше, и от всех стареиших, и от всех менших, и от всего Новагорода к господину князю Ярославу»
1304 год— «[Договорная грамота Великого Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Михаилом Ярославовичем. Преамбула] Благословление от владыкы, поклонъ от посадника Гюргя, и от тысячкого, и от всЪхъ старЪишихъ, и от всЪхъ мьншихъ, и от всего Новагорода господину князю Михаилу...»
1307 год— «[Договорная грамота Великого Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Михаилом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыцЪ, поклонъ от посадника, и от тысячкого, и от всЪхъ старЪишихъ, и от всЪхъ мъншиихъ, и от всего Новагорода господину князю великому Михаилу...»

«Актовая формула "и от всех старейших, и от всех меньших" засвидетельствована ещё в 1260-х гг., а в дальнейшем становится постоянной для государственных актов Новгорода вплоть до 1370-х гг.. Поскольку в полном виде эта формула звучит: "от всех старейшин, и от всех меньших , и от всего Новгорода", в ней следует видеть указание на "меньших бояр", а не на "весь Новгород", исключая "старейших"». Однако, несмотря на постоянство этого достаточно важного обозначения "меньших" в актовых формулах, мы должны признать, что действительного представительства от "меньших", по крайней мере в конце указанного периода - в середине и второй половине XIV в., - не существовало». [Бояре захватили должность тысяцкого, представлявшего интересы меньших людей, считает В.Янин - В.Замятин]. (В.Янин. Новгородские посадники, 2003 г., с.422)

В новгородских летописях термин "бояре" встречается неоднократно:
1315 год— «[Под Торжком встретились объединённые силы тверичей и татар с объединёнными силами новгородцев и новоторов - так называли жителей Торжка ] ...съступившема бо ся полкома обЂма, бысть сЂча зла, и створися немало зла, избиша много добрыхъ муж и бояръ новгородскыхъ : ту убиша АндрЂя Климовича, Юрья Мишинича, Михаила Павшинича, Силвана, ТимофЂя АндрЂянова сына тысяцьского, Онанью Мелуева, Офонаса Романовича и купець добрыхъ много ...
...[Новгородцы и новоторы проиграли сражение] И по миру князь Михаило призва к собЂ князя Афанасья и бояры новгородскыи, и изъима ихъ, и посла на ТфЂрь в тали [в оковах], а останокъ людии в городЂ нача продаяти [фактически, заставил горожан выкупаться из рабства, кому повезло и у кого были средства], колико кого станеть, а снасть отъима у всЂхъ»
1360 год— «Поиха ОлексЂи на поставление владычества в Володимирь, позванъ послы от митрополита; а с нимъ боярЂ новгородчкыи: Олександръ посадникъ, Юрьи Евановъ
1363 год— «Того же лЂта Ђздивши новгородчкыя послове, ис концевъ по боярину, [вероятно, здесь речь идёт о посадниках, т.к. после реформы 1354 года каждый городской конец в коллегии новгородских посадников представлял боярин, он же посадник. Если это так, то посольство по своему составу экстраординарно, т.к. мы видим по сути всех посадников Новгорода за исключением Степенного посадника] въ Юрьевъ в НЂмечкои, смолвиша НЂмець съ плесковици влюбовъ и бысть межю ими мирно, и попускаша плесковици от себе нЂмечкыи гость, а НЂмци новгородчкыи гость попускаша».

А в дошедших до нас юридических актах государства изменение в юридической формуле произошли в 1372 году. Впервые вместо "старейших" мы видим термин "бояре", вместо "меньших" появляются "житьи люди". Две эти группы теперь присутствуют во всех документах, подписанных от имени новгородского государства вплоть до падения Новгорода. Кроме того, в известных мне документах впервые появляется новая социальная группа - "чёрные люди".
1372 год— «[Грамота Новгорода послам Юрию и Якиму с наказом об условиях заключения мирного договора с тверским великим князем Михаилом Александровичем. Преамбула ] От посадника Михаила, от тысячкого МатфЪя, от бояръ, и от житьихъ людЪи, и от чорныхъ людЪи, и от всего Новагорода...»

В новгородских летописях формулировка "житьи люди" впервые встречается позднее. Новгородская первая летопись:
1398 год— «По велицЂ дни, на веснЂ, новгородци же ркоша своему господину отцю архиепископу владыцЂ Ивану: "не можемъ, господине отче, сего насилья терпЂти от своего князя великаго Василья Дмитриевича, оже отнялъ у святЂи СофЂи и у великого Новагорода пригороды и волости, нашю отчину и дЂдину, нь хотЂмъ поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии, своеи отчины и дЂдины;
и цЂловаша крестъ за одинъ брат, како имъ святЂи СофЂи и великого Новаграда пригородовъ и волостии поискати.
И биша чолом посадникъ ТимофЂи Юрьевич, посадникъ Юрьи Дмитриевич, Василии Борисович и бояри и дЂти боярьскыи и житьии люди и купечкыи дЂти, [фактически, это государственная формула из новгородских документов, но здесь без "чёрных людей". И это, я думаю, не случайно] и вси их вои: "благослови, господине отче владыко, поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии: или пакы изнаидем свою отчину къ святЂи СофЂи и к великому Новугороду, пакы ли свои головы положимъ за святую СофЂю и за своего господина за великыи Новъгород. И владыка Иванъ благослови своих дЂтЂи и воеводы новгородчкыи и всих вои; а Новгород отпусти свою братью, рекъ имъ тако: "поидите, святЂи [Софии] пригородовъ и волостии поищите, а своеи отцынЂ [Дальше идёт описание военных действий новгородцев против Москвы]...»

В этой грамоте мы видим "купцов", но отсутствуют "чёрные люди".
1448-1454 гг— «[Жалованная грамота Великого Новгорода Троице-Сергиеву монастырю на беспошлинный провоз товаров по Двине ] По благословению господина преосвященнаго архиепископа богоспасаема Великаго Новагорода владыкы Еуфимиа.
По старои грамоте по жаловалнои, се пожаловавше посадник Великого Новагорода Дмитри Васильевичь и вси старыи посадникы, и тысяцкои Великого Новагорода Михаило Андреевичь и вси старыи тысяькии, и бояре, и житьи люди и купци, и весь господин Великыи Новъгород, на вече на Ярославле дворе...»

В проекте документа мы видим "бояр", "житьих людей" и "купцов", но не видим "чёрных людей". Интересно здесь другое - количество житьих людей явно совпадает с количеством городских концов. Таким образом можно сделать предположение - житьи люди представляют городские общины-концы наряду с представителями государственной администрации - посадниками.
1470-1471 гг— «[Проект договора короля Польского и Великого князя Литовского Казимира IV с Великим Новгородом] Се яз честны король полскии и князь великии литовьскии докончял есми мир с нареченным на владычьство с Феофилом, и с посадники новгородцкими, и с тысяцкими, из бояры и с житьими, и с купцы, и со всем Великим Новымъгородом. [Теперь обратите внимание на состав посольства] А приехаша ко мне послове от нареченаго на владычьство Феофила, и от посадника степенного, и от тысяцкого степенного Василья Максимовичя, и от всего Великого Новагорода мужей волных посадник новгородцкии Офонос Остафьевич, посадник Дмитреи Исаковичь, и Иван Кузмин, сын посадничь, а от житьих [пять представителей житьих, их имена и отчества написаны полностью, что говорит об их высоком социальном статусе] Панфилеи Селифонтовичь, Кирило Ивановичь, Яким Яковличь, Яков Зиновьевичь, Степан Григорьевичь. Докончял есми с ними мир и со всем Великим Новымъгородом, с мужи волными....»
Та же ситуация с представительством житьих людей в договоре Москвы и Новгорода. Количество житьих людей соответствует количеству новгородских концов. А вот купцы и чёрные люди не упоминаются.
1471 год— «[Коростынский договор Великого Новгорода с Великим князем Иваном Васильевичем о мире. (Грамота Новгородская)] По благословению Великаго Новагорода и Пъскова священноинока Феофила.
Се приехаша к великому князю Иоанну Васильевичю всея Руси и к его сыну великому князю Иоанну Иоанновичю всеа Руси от посадника новгородского Тимофея остафьевича, и от тысяцкого новгородского Василья Максимовича, от всего Великого Новагорода посадники новгородские, посадник Иван Лукиничь, посадник Яков Александровичь, посадник Феофилат Захарьиничь, посадник Лука Феодоровичь, посадник Иван Васильвичь; а от житьх [пять представителей житьих, их имена и отчества написаны полностью, что говорит об их высоком социальном статусе] Лука Остафьевичь, Александр Клементьевичь, Феодор Иевличь, Окинф Васильевич, Дмитреи Михайловичь, и добили челом своеи господе великим князем, и кончали мир по крестным грамотам с великим князем Иоанном Васильевичем и с его сыном великим князем Иоанном Иоанновичем...»

В Новгородской Судной грамоте, редакция 1471 года, мы видим перечисление всех социальных групп новгородской общины:
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...»
А вот в таком же юридическом документе Псковской республики от 1397 года, в последней редакции 1467 года, мы видим иной состав, утвердивший Псковскую Судную грамоту примерно в то же время.
1397/1467 годы — «[Псковская Судная грамота от 1397 года в последней редакции 1467 года. Преамбула] Эта грамота выписана из грамоты великого князя Александра и из грамоты великого князя Константина и изо всех приписок о псковских законах, по благословению отцов наших, попов всех пяти соборов и священноиноков и дьяконов и священников, и всего Божьего духовенства, всем Псковом на вече в 1397-м году...»

Валентин Лаврентьевич Янин попытался найти следы социального разделения новгородской общины в системе штрафов за те или иные проступки. Для этого В.Янин, вслед за В.Н.Бернадским, обратился к «Уставу Ярослава», сравнив его с поздними новгородскими документами (В.Янин, там же, с. 414)
Вот как разделяет общество того времени дошедший до наших дней Устав Ярослава:
«А СЕ УСТАВЪ ЯРОСЛАВЛЬ. СУДЫ СВЯТИТЕЛЬСКЫА»
Цифры из выложенного в интернете текста соответствуют цифрам в работе В.Янина. Но в сборнике «Памятники русского права», 1952 г., т.I, в тексте Устава Ярослава по некоторым позициям штрафа иные цифры. Я не занимаюсь вопросом, почему существуют разные цифры, а просто отмечаю различия.
«Аще кто умчить дЂвку или понасилить, аще боярьская дщи будеть, за соромъ еи 5 Гривенъ золота, а митрополиту 5 гривенъ золота. Аще будеть мЂнших бояръ, еи гривна золота, а митрополиту гривна золота. Аже добрыихъ людеи будеть, д†гривнЂ серебра за соромъ, а митрополиту рубль, а на умычницЂх по 60 митрополиту, а князь ихъ казнить.»
«Аще кто пошибаеть боярьскую дщерь или боярьскую жену, за соромъ еи 5 гривенъ золота, а митрополиту такожде; а меншихъ бояръ гривна золота, а митрополиту гривна золота; а нарочитыхъ людии два рубля, а митрополиту два рубля; а простои чяди 12 гривнЂ кунъ, а митрополиту 12 гривнЂ кунъ, а князь казнить.»
«Аще же пустить бояринъ жену великих бояръ, за соромъ еи 300 гривенъ, а митрополиту 5 гривенъ золота; менших бояръ гривна золота, а митрополиту гривна золота [в Памятниках о меньших боярах не упоминается]; нарочитых людии 2 рубля, а митрополиту 2 рубля; простои чяди 12 гривенъ, а митрополиту 12 гривенъ, а князь казнить.»
«Аще дЂвка засядеть великых бояръ, митрополиту 5 гривенъ злата; а менших бояръ митрополиту гривна золота; а нарочитыхъ людЂи митрополиту два рубля или 12 гривенъ; а простои чяди митрополиту гривна сребра или рубль.»
«Аще кто назоветь чюжую жену блядию, а будеть боярьскаа жена великыихъ бояръ, за срамъ еи 5 гривенъ злата, а митрополиту 5 гривенъ злата, а князь казнить; и будеть меншихъ бояръ, за срамъ еи 3 гривны золота, а митрополиту 3 гривны злата; а оже будеть городскыихъ людеи, за соромъ еи 3 гривны сребра или рубль, а митрополиту такоже; а сельскои женЂ 60 рЂзанъ, а митрополиту 3 гривны.»

Через двести лет в 1470-х годах мы видим следущее разделение по Новгородской судной грамоте:
Новгородская Судная грамота:
«НОВГОРОДСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА»
«1. Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свои, суд святительски по святых отець правилу, по манакануну; а судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека.»
«6. А истцю на истца наводки не наводить [т.е. не врать, не клеветать], ни на посадника, ни на тысетцкого, ни на владычня наместника, ни на иных судей, или на докладшиков. А кто наведет наводку на посадника, или на тысетцкого или на владычна наместника, или на иных судей, или на докладшиков, или истець на истца у суда или у доклада или у поля, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за наводку; а истцю убытки подоймет.»
«10. А кто на ком поищет наезда, или грабежа в земнои деле: ино судити наперед наезд и грабеж, а о земле после суд. А кого утяжут в наезде и в грабежи, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом: на боярине пятдесят рублев, а на житьем 20 рублев, а на молодчем 10 рублев; а истцю убытки подоимет; а о земле суд. А не будет суда в Новегороде, а о наезде и о грабеже суд.»
«17. А целовать боярину и житьему и купцю, как за свою землю, так и за женню.»
«18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое место и в женне, по тому крестному целованью.»



СХЕМА № 4
СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЩИНЫ

На схеме я отобразил социальные группы внутри новгородской общины.
Важно отдельно отметить - все члены новгородской общины являются лично свободными. Статус полноправных и неполноправных членов общины имеет социальное значение, социальное разделение внутри всей новгородской общины.
По мнению В.Янина, в XIII и второй половине XV вв. мы видим те же самые социальные группы. Только за прошедшее время они стали называться иначе. Однако насколько такие сравнения корректны ?
Любопытно, что в государственных новгородских актах раннего периода мы не встречаем юридического понятия "боярин", зато встречаем понятие "старейшие". А вот новгородские летописцы употребляют слова "бояре" и "вятшие".
Обратим внимание на градацию штрафов. Высшая группа по разнице в размере штрафа резко отличается от второй группы.
В Новгородской Судной грамоте бояре выступают как особая социальная группа, указанная в преамбуле, а так же как группа, указанная в тарификации штрафов.
Вторая по значимости социальная группа в ранних государственных актах обозначена как "меньшие", а в событиях 1255 года, описанных новгородскими летописцами, мы видим, что это влиятельная социальная группа, способная силой отстаивать свои интересы. Вероятно, эта группа стала в дальнейшем именоваться "житьи люди".
В Новгородской судной грамоте "житьи люди" указаны как особая социальная группа в преамбуле и как особая группа в тарификации штрафов.
А вот разница в величине штрафа между второй и третьей группой уже не такая большая, как между первой и второй.
Особая социальная группа, известная нам по новгородским документам, - "купцы", включена в эту схему. Купцы хорошо известны летописцам. Как особая группа купцы фигурируют в государственных актах - в преамбуле. В том числе как особая группа они фигурируют в преамбуле Новгородской Судной грамоты. Однако в тарификации штрафов такой группы нет.
То же самое мы можем говорить и о "чёрных людях". Они отмечены как отдельная группа в государственных актах. Как особая группа они указаны в преамбуле Новгородской судной грамоты, но их нет в тарификации штрафов.
Зато в государственной тарификации штрафов Новгородской Судной грамоты есть "молодшие".
Если с "чёрными людьми" вопросов нет, вероятно, они и есть "молодшие", то куда отнести купцов ? Историки относят их к "молодшим", но с оговорками, считая их статус выше чёрных людей, но ниже житьих людей.
Обратите внимание на Главу 38 Новгородской Судной грамоты, которая показывает нам зафиксированный юридически ещё один критерий разделения городской общины.
«38. А кто на кого взговорит на владычня человека, или на боярьского, или на житьего, или на купетцкого, или на манастырьского, или на кончанского, или на улитцкого, а будет сам креста не целовал на сей грамоте, и он сам уведается с своим истцом по своей исправе, опрочь осподаря.»

«В преамбуле Новгородской Судной грамоты, редакция 1471 года, перечислены социальные группы новгородского общества, давайте попробуем поместить их на моей схеме: «... и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди...»








Сколько всего членов новгородской общины было, например, в 1470-е годы, мы не знаем. Дошедшая до наших дней Синодальная рукопись позволяет нам сделать осторожное и очень приблизительное предположение о количестве новгородцев, проживающих в городе в 1470-е годы. Для этого я воспользуюсь методикой Н.С.Борисова для подсчёта населения Москвы в 1343 году (Н.С.Борисов. "Возвышение Москвы", с.157).
Согласно Синодального списка в пределах валов Окольного города было 82 больших храма, 79 придельных церквей (приделов) и 2 загородные мирские церкви - всего 163 престола.
Будем исходить из среднестатистического распределения дворов к церкви: 1 церковь - 30-40 дворов, а в одном дворе около 10 человек. В отношении приделов, я не уверен, что их можно считать в таком же порядке.
Итого, общее количество новгородцев будет следующее:
84 церкви х 30 дворов = 2 520 дворов. 2 520 дворов х 10 человек = 25 200 человек.
82 церкви х 40 дворов = 3 360 дворов. 3 360 дворов х 10 человек = 33 600 человек.
Разумеется, совершенно не обязательно, что все они единомоментно находились в городе.
Кроме того, в Новгороде всегда жили люди, не являющиеся горожанами-членами общины: рабы, полузависимые категории, приезжие из Новгородской земли, приезжие из соседних государств и т.д.. Сколько их было, мы не знаем.
Можно сказать и так: подобный подсчёт является "умножением одного неизвестного на другое".
ЦЕРКОВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ НОВГОРОДСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

К моменту падению независимости, замкнутая, противостоящая другим общинам всей Новгородской земли, городская (новгородская) община состояла из двух больших групп: полноправные члены общины и неполноправные члены общины.
Глава 16 Новгородской Судной грамоты называет тех, кто может сам не являться в суд, прислав вместо себя представителя, что свидетельствует об их особом статусе:
«16. А кому будет какое дело до старейшей жены или до житьеи, кои вдовы, а у коей есть сын, ино сыну ее целовать крест на сей грамоте за собя и за матерь однова; а не поцелует креста сын за матерь, ино целовать крест матери однова у собя в дому перед истцом и перед приставы Ноугородскими».
Глава 26 описывает нам состав "Докладчиков" - высшей судебной коллегии Новгорода. В неё входят только бояре и житьи люди.
«26. А докладу быти во владычне комнате, а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сидели, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть.
А докладчиком садиться на неделю по трижды, в понедельник, в середу и пяток. А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль.
А докладшиком от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хитростью, по крестному целованью. А кому сести на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте однова».

Одним из критериев статуса полноправного общинника, как я понимаю, было землевладение. Полноправный и только полноправный член общины мог владеть землёй и наоборот - владение землёй показывало статус полноправного члена общины.
Ещё одна глава Судной грамоты говорит о статусе бояр, житьих людей и купцов. Вероятно, только эти категории могли владеть землёй общины.
«18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое место и в женне, по тому крестному целованью».

Только полноправные члены общины могли занимать государственные (административные вообще) и судебные должности от высших до низших уровней. Занятие таких должностей давало свои привилегии, доходы и т.д.
Вероятно, деление общих доходов новгородской городской общины так же разделялось по критерии полноправного и неполноправного члена общины.
Вопрос о том, кто мог принимать участие в Вече и на каких правах (с правом голоса или без права) не ясен. Я думаю, что голосовали на Вече главы семей - от одной семьи один человек. Здесь можно вспомнить о споре специалистов: какие размеры вечевой площади Новгорода и сколько человек могло на ней уместиться ?
Если исходить из предположения, что право голоса на Вече имели только полноправные члены общины, то это одни размеры и они вполне вписываются в предполагаемые на сегодня размеры вечевой площади. Надо помнить, что по разным причинам все имеющий право голоса вряд ли присутствовали на Вече.
Если же право голоса на Вече имели все граждане новгородской общины, то и размеры вечевой площади должны быть совершенно другими. По современным представлениям, вечевая площадь Новгорода не могла вместить всех общинников даже с учётом отсутствия части из них по объективным причинам.
Полноправные члены общины - аналог такой социальной группы, если я правильно понимаю, у римлян - "народ Рима" - "populus".

А.М.Гневушев на основании писцовых книг подсчитал, что количество землевладельцев в Новгороде в 1480 году - 1632. Я не нашёл первоисточника, но по контексту у В.Янина, откуда взяты сведения, я понял эту цифру так - речь идёт о всех землевладельцах: боярах, житьих людях, а так же, если исходить из этого признака - землевладение, - сюда же должно входить и 10-15 купцов. Вероятно, считает В.Янин, 1632 - это главы родов, землевладельцы. (В.Янин, там же, с.417 - 418).
Землевладельцы - полноправные члены общины.
Если исходить из гипотезы об античном типе новгородской общины, то новгородская семья должна напоминать собой известную нам римскую "фамилию". Интересно было бы в этом плане сравнить "Домострой", написанный, вероятно, в Новгороде, с правилами общежития римской "фамилии".
Давайте сделаем подсчёт - количество землевладельцев умножим на количество человек в семье: 1 632 землевладельца х 10 человек в семье = 16 320 человек.
Таким образом, полноправные и неполноправные члены общины составляли:
Всего минимальное число общинников 25 200: 16 300 полноправных членов общины и 8 900 неполноправных членов общины;
Всего максимальное число общинников 33 600: 16 300 полноправных членов общины и 17 300 неполноправных членов общины.



СХЕМА № 5
СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЩИНЫ
(Статистика).

Я попробовал нарисовать схему с моими, очень даже приближёнными цифрами.
Отдельно ещё раз отмечу: около 10-15 семей купцов были землевладельцами и по этому признаку, если мы говорим о социальном статусе, они, скорее, житьи люди, чем купцы, так что я включил их в состав полноправных членов общины.





СХЕМА № 6
СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ ПСКОВСКОЙ И НОВГОРОДСКОЙ ОБЩИН НАКАНУНЕ ПАДЕНИЯ РЕСПУБЛИКАНСКОГО СТРОЯ (1500/1470-е годы).

Предлагаю вам сравнительную таблицу социального состава двух общин.
Обратите внимание, что в ходе схожей эволюции двух общин мы видим различия в социальном статусе купцов и житьих людей. Различия в статусе можно попытаться объяснить, но мы явно видим, что социальная эволюция двух похожих обществ, живущих в сходных условиях, не предопределена.

Более подробно о псковской общине вы можете прочитать на отдельной странице:
ОБЩИНА ГОРОДА ПСКОВ








Давайте более подробно рассмотрим социальные группы внутри новгородского общества отдельно, по группам.
Большой объём информации есть в работах профессиональных историков. Я предпочитаю покупать книги в магазине, но вы можете найти их в интернете. Из доступных в интернете книг вы можете прочитать:
В.Н.Бернадский, «Новгород и Новгородская земля в XV в.», глава: «Бояре, житьи люди и купцы».
Большое количество информации вы найдёте в работах В.Янина. Одна из них «Новгородские посадники», я рекомендую последнее издание 2003 года.
Есть только вопрос с авторским правом, но здесь я не специалист.

А начнём мы с текста преамбулы Новгородской Судной грамоты в последней редакции 1471 года:
«Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе:





БОЯРЕ

На самом верху социальной лестницы находилась новгородская аристократия, корни которой уходят ещё в племенную знать - бояре. Боярские роды - прямые потомки "родов-основателей".
Следует напомнить, что происхождение термина "боярин", вероятнее всего, связано со службой князю ещё в домонгольской Руси. Бояре - высшее, личное окружение князя. Затем термин бояре распространился на представителей аристократической знати, элиты городских общин. Вероятно, "старцы градские" и стали впоследствии "вятшими", а затем "боярами".
Бояре - замкнутое сословие (страта, группа), господство которой основано не только на "праве рождения" и богатстве, но и реальных силовых возможностях. Вероятно, как и во всех общинах античного типа, новгородская аристократия имела свою клиентеллу, которая верой и правдой служила благородным родам.

После капитуляции Новгорода, первой группой общинников, выселенной в глубины Московской Руси в 1488 году, была аристократия - бояре.

В Новгородской IV летописи есть сообщение за 1018 год, в котором упоминаются бояре. Но это запись, вероятно, была сделана не в Новгороде. Можно предположить, что в более позднее время новгородский летописец переписал сообщение из неновгородских источников:
1018 год— «[Ярослав бежал в Новгород от Святополка]..И начаша скопъ сбирати отъ моужа по 4 куны, а от старосты по 10 грiвенъ, а от бояр по 18 гривенъ;
прiведоша Варягъ и вдаша имъ скопъ, и совокупи Ярослав воа многы...»

Первое употребление новгородскими летописцами слова "боярин" мне встречается ещё в 1118 году, но длительное время оно остаётся буквально единичным:
1118 год— «ПрЂставися Дъмитръ Зивидиць, посадникъ новъгородьскыи, иуля 1 въ 9, посадницявъ 7 мЂсяць одину [т.е. руководил один, без князя]»;
- «Томь же лЂтЂ приведе Володимиръ съ Мьстиславомь вся бояры новгородьскыя Кыеву, и заводи я къ честьному хресту [заставил принести присягу Киеву], и пусти я домовь, а иныя у себе остави; и разгнЂвася на ты, оже то грабили Даньслава и Ноздрьчю [бояре Неревского конца], и на сочьскаго [т.е. "сотника". Первое упоминание о сотниках, делении новгородцев на сотни] на Ставра, и затоци я вся».
В 1137 году летописец применяет термины "добрые мужи" и "бояре". Судя по контексту, но это моё личное мнение, летописец явно разделил представителей новгородской элиты - одних он назвал "добрые мужи", а вот "бояре" относится к личному окружению князя - "приятелям":
1137 год— «Настанущю въ 7 марта, индикта лЂту 15, бЂжя Костянтинъ посадникъ къ ВсЂволоду и инЂхъ добрыхъ мужь нЂколико; и въдаша посадницити Якуну Мирославицю НовЂгородЂ»;
- «[часть новгородцев и псковичец пригласила Всеволода на княжение в Новгород] И яко услышано бысть се, яко ВсЂволодъ Пльско†съ братомь Святопълкомь, и мятежь бысть великъ НовегородЂ: не въсхотЂша людье ВсЂволода; и побЂгоша друзии [друзья, пригласившие Всеволода княжить в Новгород] къ ВсЂволоду Пльскову, и възяша на разграбление домы ихъ, Къснятинъ, НЂжятинъ и инЂхъ много, и еще же ищюще то, кто Всеволоду приятель бояръ, тъ имаша на нихъ нЂ съ полуторы»;
1215 год— «Того же лЂта поиде князь Ярославъ на Тържъкъ, поимя съ собою Твьрдислава Михалковиця, Микифора, Полюда, Сбыслава, Смена, Ольксу, и много бояръ, и одаривъ, присла въ Новъгородъ;
а самъ седе на Търожьку.
Через 118 лет, описывая конфликт внутри новгородской общины, летописец употребляет другой термин "вятшие", явно подразумевая тех, кого мы называем "бояре".
1255 год— «Выведоша новгородьци изъ Пльскова Ярослава Ярославича [Ярослав Ярославович Тверской, родной брата Александра Ярославовича Переяславского "Невского"] и посадиша его на столЂ, а Василья выгнаша вонъ [за этими действиями стоял посадник, боярин с Прусской улицы - Онаний Феоктилатович].....
....И бысть въ вятшихъ [в контексте - лучшие, знатные, аристократия, во главе с также прусским боярином Михалкой Степановичем] свЂтъ золъ [некоторые историки считают этот совет "совещание", прообразом будущего совета бояр (аристократии), знатных людей, но на мой взгляд это явная натяжка. Здесь мы видим ситуативное совещание людей, пусть и занимающих верхние ступени социальной пирамиды, а "зол", так как он шёл против интересов большинства новгородцев по мнению летописца], како побЂти меншии, а князя въвести на своеи воли.
А вот уже в 1259 году летописец наряду с термином "вятшие" несколько раз целенаправленно употребляет термин "бояре и дети боярские по отношению к членам новгородской, общины, что говорит о тождественности этих слов для летописца:
1259 год— «[Мы видим явные столкновения верхушки новгородского общества и рядовых новгородцев]
Тои же зимы приЂха Михаило Пинещиничь из Низу со лживымь посольствомь, река тако: "аже не иметеся по число [то есть не дадите провести перепись], то уже полкы на Низовьскои земли";
и яшася новгородци по число.
Тои же зимы приЂхаша оканьнии Татарове сыроядци Беркаи и Касачикъ с женами своими, и инЂхъ много;
и бысть мятежь великъ в НовЂгородЂ, и по волости много зла учиниша, беруче туску оканьнымъ Татаромъ.
И нача оканьныи боятися смерти, рече Олександру: "даи намъ сторожи, ать не избьють нас".
И повелЂ князь стеречи их сыну посадничю и всЂмъ дЂтемъ боярьскымъ по ночемъ.
И рЂша Татарове: "даите намъ число, или бЂжимъ проче";
и чернь не хотЂша дати числа, но рЂша: "умремъ, честно за святую Софью и за домы ангельскыя".
Тогда издвоишася люди: кто добрыхъ, тотъ по святои Софьи и по правои вЂрЂ; и створиша супоръ, вятшии велятся яти меншимъ по числу.
И хотЂ оканьныи побЂжати, гонимъ святымь духомь; и умыслиша свЂтъ золъ, како ударити на городъ на ону сторону, а друзии озеромь на сю сторону; и възъбрани имъ видимо сила христова, и не смЂша.
И убоявшеся, почаша ся возити на одину сторону къ святои Софьи, рекуще: "положимъ главы своя у святои Софьи".
И бысть заутра, съЂха князь с Городища, и оканьнии Татарове с нимь;
и злыхъ свЂтомь яшася по число: творяху бо бояре собЂ легко, а меншимъ зло.
И почаша Ђздити оканьнии по улицамъ, пишюче домы христьяньскыя: зане навелъ богъ за грЂхы наша ис пустыня звЂри дивияя ясти силныхъ плъти и пити кровь боярьскую;
и отъЂхаша оканьнии, вземше число, а князь Олександръ поЂха послЂ, посадивъ сына своего Дмитрия на столЂ»;

В Новгородской первой летописи мы встречаем следующую запись:
1268 год— «[Раковорская битва. Объединённые силы новгородцев-псковичей-ладожан и союзных низовских князей победили, «бЂ бо съвкупилася вся земля НЂмецьская». Но потери потрясли новгородцев. Впоследствии Великий князь Владимирский (и тверской) Ярослав Ярославович предъявил серьёзные претензии к необдуманным действиям новгородцев, но все "виновные" новгородские руководители, втянувшие руские силы в Раковорское сражение, погибли в битве] И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вЂсти не бысть: тысячьского Кондрата, Ратислава Болдыжевича, Данила Мозотинича, а иныхъ много, богъ и вЂсть, а пльскович такоже и ладожанъ;

Но любопытно другое, в дошедших до наших дней юридических актах новгородского государства этого времени ещё нет термина "бояре", зато есть термин "старейшие", т.е. "старшие".
В первой дошедшей до нас грамоте, написанной от имени государства почти через 5 лет после событий 1259 года, мы видим упоминание только одной социальной группы - "старейшие".
около 1264-1265 гг— «[Первая договорная грамота Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Ярославом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыка, поклон от посадника Михаила, и от тысяцкого Кондрата, и от всех соцькых, и от всех стареиших, и от всего Новагорода к князю Ярославу...»
около 1266-1267 гг— «[Вторая договорная грамота Новгорода с Великим князем Владимирским (Тверским) Ярославом Ярославовичем. Преамбула] Благословение от владыкы, покланяние от посадника Михаила, и от тысяцькаго Кондрата, и от всего Новагорода, и от всех стареиших, и от всех меньших к князю Ярославу»

Судя по сообщениям новгородских летописцев, в начале 1300-х годов слово "боярин" уже привычно в Новгороде. Более того, судя по сообщениям новгородских летописцев бояре обладают собственными вооружённми отрядами:
1315 год— [Под Торжком встретились объединённые силы тверичей и татар с объединёнными силами новгородцев, новоторов (так называли жителей Торжка). В новгородской четвёртой летописи упоминается, что "Прiидоша Новгородцкiи бояре, безъ чёрных людей", то есть бояре пришли с собственными вооружёнными отрядами, вероятно, из боевых слуг и окружения-клиентелы, вступив в сражение под руководством князя Афанасия и его личной дружины]
«Прiидоша Новгородцкiи бояре, безъ чёрных людей съ княземъ Афанасьемъ, въ Торжокъ...съступившема бо ся полкома обЂма, бысть сЂча зла, и створися немало зла, избиша много добрыхъ муж и бояръ новгородскыхъ: ту убиша АндрЂя Климовича, Юрья Мишинича, Михаила Павшинича, Силвана, ТимофЂя АндрЂянова сына тысяцьского, Онанью Мелуева, Офонаса Романовича и купець добрыхъ много, а иныхъ новгородцевъ и новоторжьцевъ богъ вЂсть; а инии останокъ вбЂгоша в город и затворишася в городЂ с княземь Афанасьемь;»
...[Новгородцы и новоторы проиграли сражение] И по миру князь Михаило призва к собЂ князя Афанасья и бояры новгородскыи, и изъима ихъ, и посла на ТфЂрь в тали [в оковах], а останокъ людии в городЂ нача продаяти [фактически, заставил горожан выкупаться из рабства, кому повезло и у кого были средства], колико кого станеть, а снасть отъима у всЂхъ»
Такая же ситуация повторяется в 1340 году. Новгородский летописец прямо пишет о противостоянии бояр и черни т.е., в данном случае о противостоянии новгородской элиты с широким социальным слоем, можно сказать "средним класом" новгородцев. Новгородские бояре также выступают в поход с вооружёнными отрядами, вероятно, из слуг и окружения-клиентелы:
1340 год— «В то же лЂто прииде [новый московский и Великий князь Владимирский] князь Семеон ["Гордый"] из Орды и насла на Торжокъ дани брати, и почаша силно дЂяти. Новоторжьци же прислаша с поклономъ в Новъгород;
и послаша [новгородцы] МатфЂя ВалфромЂевича, и Терентия Даниловича с братомъ, и ВалфромЂя посадница сына Остафьева, и Федора Авраамова с полкы;
и Ђхавши, изгониша Торжокъ безъ вЂсти, и изимаша [московских] намЂстьниковъ Михаила князя Давыдовица, Ивана Рыбкина сына, и борцовъ, Бориса Сменова сына, и жены их и дЂти, и сковаша я.
И сЂдЂша мЂсяць в Торжьку, городу твердивше, а ко князю послаша преже того Кузъму Твердиславля из Новагорода с жалобами: "еще не сЂд у насъ на княжении, а уже боярЂ твои дЂют силно".
И посылаху в Новъгород ис Торжьку, что быша новгородцЂ всЂли на конЂ в Торжокъ;
и не восхотЂша чернь.
Посем же видЂвше новоторжци, даждь не прибудет из Новаграда рати, въсташа чернь на бояръ, а ркуще: "почто есте новгородцовъ призвалЂ, и они князи изималЂ; намъ в томъ погинути".
И съкрутивщеся въ брони, нашедши силою на дворы, выимаша у воевод намЂстьникы княжи и борци и жены их, и новгородцовъ выпровадиша из города;
а бояре новоторьскыи прибЂжаша в Новъгород толко дущею, кто успЂлъ; а домы их разграбиша и хоромы розвозиша, а Смена Внучка убиша на вЂцЂ, потомъ и села их пуста положиша»;
1360 год— «Поиха ОлексЂи на поставление владычества в Володимирь, позванъ послы от митрополита; а с нимъ боярЂ новгородчкыи: Олександръ посадникъ, Юрьи Евановъ
1363 год— «Того же лЂта Ђздивши новгородчкыя послове, ис концевъ по боярину, [вероятно, здесь речь идёт о посадниках, т.к. после реформы 1354 года каждый городской конец в коллегии новгородских посадников представлял боярин, он же посадник. Если это так, то посольство по своему составу экстраординарно, т.к. мы видим по сути всех посадников Новгорода за исключением Степенного посадника] въ Юрьевъ в НЂмечкои, смолвиша НЂмець съ плесковици влюбовъ и бысть межю ими мирно, и попускаша плесковици от себе нЂмечкыи гость, а НЂмци новгородчкыи гость попускаша».

Но юридически в известных нам документах термин "бояре" впервые зафиксирован в новгородских документах только в 1372 году.
1372 год— «[Грамота Новгорода послам Юрию и Якиму с наказом об условиях заключения мирного договора с тверским великим князем Михаилом Александровичем. Преамбула ] От посадника Михаила, от тысячкого МатфЪя, от бояръ, и от житьихъ людЪи, и от чорныхъ людЪи, и от всего Новагорода...»
Се послаше Новъгородъ Юрья и Якима къ князю к МихаилЪ на ТфЪрь, а велЪлЪ миръ имати на семъ. Аже братью нашю попущати без окупа; новгородскихъ бояръ, и новоторьскихъ бояръ, житьихъ людЪи, и чорныхъ людЪи, и сиротъ Новгородской волости и Новоторьскои волости; ...»

Новгородская четвёртая летопись.
1386 год— «А въ то время не бЂ в НовЂгородЂ правдЂ и правого суда, и восташа ябедници, изнарядиша четы и обЂты и целованиша на неправду, и начаша грабити по селамъ и по волостемъ и по городу; и бЂахомъ в поруганie соусЂдамъ нашим, соущим окресъ насъ; и бЂ по волости изъежа велика и боры частыя, кричь и рыданiе и клятва всими людми на старЂишины наша и на гралъ нашь, зане не бЂ в насъ милости и суда права»

Из последних дошедших до наших дней документов новгородской Республики можно отметить Новгородскую судную грамоту:
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...».

В последний год Новгородской республики на Вече была принята грамота, в которой мы встречаем упоминание о боярах. Текст грамоты до нас не дошёл, есть только два описания грамоты в описи архива Посольского приказа за 1614 и 1626 годов:
1477 год— «["Утверждённая грамота новгородцев" от 1477 года во второй описи 1626 года] Грамота утвержелная новгородкого владыки Феофана, и посадников, и тысяцких, и бояр, [обратите внимание, купцы стоят на втором месте, это следствие того, что опись делали московские чиновники] и купетцких, и [житьи люди смешаны с чёрными людьми] всякиъ жилетцких людей Великого Новагорода, что они приговорили всё, что им великих князей московских не слушати и под суд к ним и к их бояром не ездити, а судити им себя самим...а у ней привешено владыки Феофана и посадных и властителинских 47 печатей свинцовых». (В.Янин, там же, с.420)

1478 год— «[Запись за этот год взята из Московского летописца] Генваря 15... Князь Иван объявил владыке и новгородцам во владычной палате, а не на вече, условия капитуляции ...
По сих же глаголаних на владычнЂ дворЂ боаря великого князя начаша приводити къ крестному целованию боарь Новгородскых и житиих и купцов и прочих на том, на чем били челом великому князю по грамотЂ, ея же написал дьяк владычнь, а владыка подписал своею рукою и печать свою приложил, и от пяти концев по печати. А на пять концов послал князь великы своих детей боарскых да и дьяков своих, и привели их всЂх к целованию на тои грамотЂ, всЂ целовали люди и жены боарскые, вдовы, и люди боарскые. Да что была у Новгородцев грамота укреплена меж себя за пятьдесятъ и осмью печатеи, и ту грамоту у них взяли боаря великого князя у целованиа на владычнЂ дворЂ.
Генваря 18 в недЂлю били челом великому князю въ службу боаря Новгородстии всЂ и дЂти боарскые и житии...

В.Янин подчёркивает, что само социальное происхождение ставило боярские семьи на верхушку социальной пирамиды внутри общины: не имущественный достаток, а именно социальное происхождение. Иногда говорят "по праву рождения".
В.Янин предполагает, что к 1470-м годам в Новгороде было около 20-30 (не более 40) аристократических семей, а общее количество достоверно известных бояр 50-60. Из них посадники и тысяцкие в 1475 году - 43. (В.Янин, там же, с.418-419)
Если считать количество членов семьи в 10 человек, то всего аристократические боярские роды Новгорода насчитывали 200-300 человек, но не более 400 человек.
«Только боярам в XV в. принадлежали высшие должности, и состав боярства не пополнялся за счёт других новгородских сословий. Эти факты достаточно определённо характеризуют боярство как касту, ограниченную от близких ему по своему экономическому положению категорий общества и распоряжавшуюся верховной властью в государстве». (В.Янин, там же, с.415) Вот некоторые сведения о боярах из книги В.Н.Бернадского «Новгород и Новгородская земля в XV в.»
Концентрация земли привела к размежеванию внутри аристократии бояр. Появились так называемые "Великие бояре". Тараканова-Белкина насчитала 22 семьи "великих бояр". Среди них Исаковы (Марфа посадница из их числа) Есиповы, Грузовы, Горошковы, Губины, Офонасовы. (В.Н.Бернадский, с. 150.)
Список посадников и тысяцких в XIV-XV вв. почти совпадает со списком "великих бояр". Посадники 70-х полностью совпадают с крупными землевладельцами по писцовым книгам. (В.Н.Бернадский, там же, с. 154.)
Посадничество становится наследственным титулом, сливаясь с боярским.
«В рассказах оо встречах Ивана III в 1475 г. сыновья посадников занимают определённое положение в иерархии "чинов": они идут после посадников и тысяцких, но раньше бояр и житьих людей. Тем самым намечаются ступени обычной служебной карьеры сына посадника - через должность тысяцкого и посадника в ряды старых посадников. Он перестаёт именоваться сыном посадника с тех пор, как приобретает звание тысяцкого». (В.Н.Бернадский, там же, с. 156.)
Наблюдается включение в ряды боярства отдельных представителей карельской и копорской элиты. (В.Н.Бернадский, там же, с. 158.) Однако включение в состав новгородской элиты представителей туземной элиты, как пишет сам Бернадский, скорее исключение из правил.
Ведущие боярские кланы по В.Н.Бернадскому:
Ведущие кланы на рубеже XV в.
Мишиничи - Софийская сторона
Фёдор Тимофеевич - славенский конец
Захарьиничи - Плотницкий конец
Обакуновичи - загородский (?)
Ведушие кланы в середине XV в.
Овиновы, с близкими к ним Захарьиными и Горошковыми. Старинные боярские роды, крупные землевладельцы. Склонные к компромиссам и миру.
Борецкие, с которыми связаны Лошинские, и, вероятно, Онаньин, Офонасовы, Богдан Есипов. Ведут активную завоевательную политику на востоке. Жесткие, власть открыто в руки не берут, действуя из-за кулис. Не склонны к уступкам.
Казимир, брат его Короб и его родня. Политики. (В.Н.Бернадский, там же, с. 160-161.)

Отдельно хотелось бы отметить одно важное обстоятельства, подробно рассмотренное В.Бернадским, Мы знаем об огромных земельных владениях отдельных боярских семей, однако, если мы посмотрим на качество их земельных участков, то заметим, что это большое количество мелких земельных участков (деревенек или хуторов), разбросанных по территории всей Новгородской земли. Описание поставляемых из этих деревень продукции звучит примерно так: один короб ржи, один круг сыра, говяжья лопатка, две жмени льна и т.д.
Мы не видим крупных единых земельных поместий, в которых совершенно иные способы ведения сельского хозяйства. Подобные крупные землевладения, разбитые на многочисленные, разобщённые земельные участки, мы наблюдаем в республиканском Риме.
Похоже, само по себе владение многочисленными, но разбросанными участками земли не являлось основой экономического процветания боярских семей. Доходы от войны, от выполнения государственных должностей, от даней и просто грабежей длительное время являлось основой процветания бояр.
Схожие процессы мы наблюдаем и в период римской Республики.
Я думаю, что это связано с общим процессом разрушения общины Новгорода (античного Рима) и формирования крупного частного землевладения на первом его этапе.





ЖИТЬИ ЛЮДИ.

Вопрос о происхождении и статусе "житьих людей" до наших дней так и не решён. Я думаю, связано это с тем, что нет единого понимания сущности новгородской общины.
Небольшая историографическая справка по этому вопросу есть в книге Бернадского, в главе "Бояре, житьи люди и купцы".
В.Янин даёт своё понимание житьим людям в работе «Новгородские посадники».
Не вдаваясь в детали спора специалистов, которые вы сами можете найти в интернете, я напишу только некоторые сведения, связанные с темой этой главы.

Житьи люди известные нам и по Пскову, и по Новгороду. Новгородские житьи люди занимают второе место в социальной иерархии, являясь полноправными членами общины.
В отличии о Новгородской судной грамоты в Псковской Судной грамоте (ПСГ) мы не встречает термина "житьи люди". Впрочем, "бояр", "купцов" и "чёрных людей" там тоже нет. Даже принимая во внимание, что до нас дошёл не полный текст ПСГ, это отличает Псков от Новгорода.
Новгородская община, о чём я неоднократно говорил, как и псковская община по моему убеждению, являлась общиной античного типа. Но между Новгородом и Псковом существовала разница в том, кто занимал важное второе место в социальной иерархии. В Новгороде такой группой являлись "житьи люди, а в Пскове "купцы". Если мы внимательно посмотрим на историю общин античного типа, то можем найти подобные варианты развития. Новгородская община развивалась по известному нам римскому варианту, где торговля не играла решающей роли в экономической жизни общины: военные захваты территорий и получение с них дани, вот основа экономики римской Республики. А отсюда и важное значение группы, которую мы называем "житьи люди". А вот Псков, как мне представляется, развивался по иному пути - торговля играла решающую роль в экономике, а потому купцы стали второй по важности группой в общине. Из похожих вариантов развития мне приходит на ум античный Карфаген, возможно, античные Афины, но я этом вопросе я не знаток.

По моему личному мнению, здесь я ориентируюсь на историю античной общины древнейшего Рима, "житьи люди" - это потомки выделившихся из состава "родов-основателей" новых родов. Не знаю, как правильно назвать это научным языком, но на бытовом уровне двоюродные, троюродные и т.д. братья прямых потомков "родов-основателей". Новые семьи получали свои участки земли, права и обязанности вообще, являясь полноправными членами общины, но на социальной лестнице стояли ниже прямых потомков "родов-основателей".
Возможно, опять же, опираясь на античную римскую общину, после определённого предела - "колена" новые выделившиеся роды становились неполноправными членами общины. Считается, что в античном Риме предел находился на 7 колене.

Вероятно, название социальной группы (страты) "житьих людей" идёт от слова "Жизнь". "Жизнь" в древнерусском языке означал имущество, т.е. житьи люди - это те, кто обладает имуществом, зажиточные, в современном понимании.

Количество семей житьих людей на 1480-е годы около 1602. Всего землевладельцев 1632 - 30 боярских семей = около 1602. Я не беру в расчёт несколько семей-землевладельцев из купцов. При среднем количестве 10 человек в семье это составляет около 16 000 человек.
Как я уже заметил выше, по моему личному мнению новгородская община - это община античного типа. Так что статус житьих людей надо определять из известного нам по изучению античного мира статуса полноправных, свободных членов общины. Все специалисты, изучающие античный мир пишут, что критерием полноправного члена общины было обладание землёй. Землевладелец и полноправный член античной общины одно и то же. Одно не бывает без другого, можно и так сказать.
Предоставим слово В.Н.Бернадскому:
«Если же учесть неполноту сохранившихся писцовых книг и неточность обозначения фамилий (как в летописи, так и в писцовых книгах), то можно с большой долей вероятности сделать вывод, что все житьи люди владели землёй.
Новгородский купец владел землёй иногда, житий же был землевладельцем
[Выделено В.Н.Бернадским]. Для первого владение землёй - явление случайное, не характерное, скорее исключение, чем правило; для житьего владение землёй - правило. Чрезвычайно показательно поэтому, что московские писцы обычно выделяя купеческое землевладение ("земли купецкие"), никогда не отличали земельных владений житьих от боярских....Нередко писец прямо называет житьих людей боярами или ещё выразительнее "бояришками"». (В.Н.Бернадский, там же, с 170.)
Житьи люди могли иметь большие земельные наделы за пределами Новгорода. Среди 55 крупнейших новгородских землевладельца 4 житьи. У каждого из них было больши сотни дворов. (В.Н.Бернадский, там же, с 169.)
По подсчетам С. А. Таракановой, житий Василий Пантелеймонович Деревяшкин владел 88 деревнями со 154 дворами, 170 людьми и 150 обжами пахотной земли. Житий Дмитрий Матфеевич Деревяшкин владел 55 деревнями со 106 дворами, 117 людьми и 115 обжами пахотной земли. Житьему Матфею Костянтиновичу Домажирову принадлежало 65 деревень со 111 дворами, 118 людьми и 116,5 обеж пахотной земли. Житьему Алексею Квашнину принадлежали 72 деревни со 128 дворами, 129 людьми и 128 обжами пахотной земли.

Житьи люди могли, вероятно, заниматься торговлей, быть богатыми по меркам новгородцев, но не степенью богатства они отличались от бояр. Принципиальное отличие житьих людей от аристократии бояр, по мнению В.Янина, которое я поддерживаю, - социальный статус.
Вероятно, как полноправные члены общины представители житьих людей занимали места в среднем и низшем сегменте административных органов власти. До середины XIV века представители житьих людей занимали пост Тысяцкого, но были оттеснены аристократией-боярами.

Думаю, что житьи люди составляли основной костяк тяжеловооружённой пехоты и кавалерии Новгорода. Не случайно, после разгрома и выселения новгородского боярства, второй категорией новгородцев, подвергшейся массовому выселению в глубины Московии были житьи люди. В.Янин считает, что было выселено более 7 000 житьих.

Житьи люди, как я представляю, не платили налогов в финансовом понимании. Но их обязательное участие в военных действиях общины позволяет нам говорить, что житьи люди платили "налог кровью". Вероятно, в этом смысле В.Бернадский сравнивал житьих людей с дворянством.

Давайте прочитаем сообщения новгородского и псковского летописцев за 1169 год. В летописных сообщениях мы видим упоминание о большой группе новгородцев, отправившихся за данью и вступивших в военные действия с суздальцами. На мой взгляд, мы видим тех самых будущих житьих людей, мы видим их роль в жизни новгорода, основу их социального статуса новгородской общины:
1169 —«[Новгородская первая летопись] Иде [думаю, это боярин] Даньслав Лазутиниць за Волокъ даньникомь съ дружиною; и присла АндрЂи [Боголюбский] пълкъ свои на нь, и бишася с ними, и бЂше новгородьць 400, а суждальць 7000 [количество суздальцев - 7000, на мой взгляд, явно преувеличино]; и пособи богъ новгородцемъ, и паде ихъ 300 и 1000, а новгородьць 15 муж;
и отступиша новгородьци, и опять воротивъшеся, възяшя всю дань, а на суждальскыхъ смьрдЂхъ другую, и придоша сторови вси».
1169 —«[Псковская вторая летопись (Синодальный список)] ...В то же время двиняни не хотяху дани давати Новоугороду, но вдашася князю АндрЂю Соуздальскому [Боголюбскому];
новгородци же послашя на Двиноу даньника Даньслава Лазоутинича, а с нимь ис конца по 100 муж...»

Упоминание о существовании большой социальной группы - "меньшие" (вероятно, будущих житьих людей) - стоящей на социальной лестнице ниже "вятших" (явно бояр), но обладающей мощными силовыми возможностями, мы встречаем в летописном сообщении за 1255 год, описывающем серьёзное внутреннее противостояние в новгородской общине.
Я приведу полную цитату из летописи. Читая сообщение мы видим мощную, сплочённую, хорошо вооруженную группу людей, способных силой отстаивать свои интересы.
1255 год— «Выведоша новгородьци изъ Пльскова Ярослава Ярославича [Ярослав Ярославович Тверской, родной брата Александра Ярославовича Переяславского "Невского"] и посадиша его на столЂ, а Василья выгнаша вонъ [за этими действиями стоял посадник, боярин с Прусской улицы - Онаний Феоктилатович]
И то слышавъ Олександръ ["Невский"], отець Васильевъ, поиде ратью к Новугороду. Идущю Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци, срЂте и Ратишка с перевЂтомь: "поступаи, княже, брат твои Ярославъ побЂглъ".
И поставиша новгородци [по контексту явно конный] полкъ за Рожествомь христовомь в конци; а что пЂшца [т.е., пеший полк], а ти сташа от святого Ильи противу Городища.
И рекоша меншии на вЂчи [здесь, вероятно, имеются ввиду не аристократия. В.Янин считает, что под "меньшими" понимались "меньшие бояре" из Ярославовой грамоты, будущие "житьи люди" - вторая по значимости социальная группа новгородской общины] у святого Николы [Никольский собор]: "братье, ци како речеть князь: выдаите мои ворогы"; и цЂловаша святую Богородицю меншии, како стати всЂмъ, любо животъ, любо смерть за правду новгородьскую, за свою отчину.
[Обратим внимание на ещё одну деталь - во время конфликта "меньшие" выставляют пеший и конный полки, способные в боя противостоять "Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци"]
И бысть въ вятшихъ [в контексте - лучшие, знатные, аристократия, во главе с также прусским боярином Михалкой Степановичем] свЂтъ золъ [некоторые историки считают этот совет "совещание", прообразом будущего совета бояр (аристократии), знатных людей, но на мой взгляд это явная натяжка. Здесь мы видим ситуативное совещание людей, пусть и занимающих верхние ступени социальной пирамиды, а "зол", так как он шёл против интересов большинства новгородцев по мнению летописца], како побЂти меншии, а князя въвести на своеи воли.
И побЂжа Михалко из города къ святому Георгию, како было ему своимь полкомь уразити нашю сторону и измясти люди.
УвЂдавъ Онанья, хотя ему добра, посла по немь втаинЂ Якуна;
и увЂдавше черныи люди, погнаша по немь, и хотЂша на дворъ его, и не да Онанья: "братье, аже того убиете, убиите мене переже»"
не вЂдяше бо, аже о немь мысль злу свЂщаша самого яти, а посадничьство дати Михалку.
И присла князь Бориса на вЂче: "выдаите ми Онанью посадника; или не выдадите, язъ вамъ не князь, иду на городъ ратью".
И послаша новгородци къ князю владыку и Клима тысяцьского: "поЂди, княже, на свои столъ, а злодЂевъ не слушаи, а Онаньи гнЂва отдаи и всЂм мужемъ новгородьскымъ".
И не послуша князь молбы владычни и Климовы. И рекоша новгородци: "аже, братье, князь нашь тако сдумалъ с нашими крестопереступникы, оно имъ богъ и святая Софья, а князь безъ грЂха".
И стоя всь полкъ по 3 дни за свою правду;
и въ 4-и день присла князь, река тако: "аже Онанья лишится посадничьства, язъ вамъ гнЂва отдамь".
И лишися посадничьства Онанья, и взяша миръ на всеи воли новгородскои.
И поиде князь в город, и срЂте и архиепископъ Далматъ со всЂмъ иерЂискымь чиномь, съ кресты, у Прикуповичь двора; и вси радости исполнишася, а злодЂи омрачишася: зане христьяномъ радость, а дьяволу пагуба, яко не бысть христьяномъ кровопролития велика.
И сЂде князь Олександръ на своемь столЂ»;
- «В лЂто то же даша посадничьство Михалку Степановичю».

Но сам термин "житьи люди", который, вероятно, поглотил термин "меньшие", встречается в официальных документах новгородского государства в 1372 году, больше чем через 100 лет.
1372 год— «[Грамота Новгорода послам Юрию и Якиму с наказом об условиях заключения мирного договора с тверским великим князем Михаилом Александровичем. Преамбула ] От посадника Михаила, от тысячкого МатфЪя, от бояръ, и от житьихъ людЪи, и от чорныхъ людЪи, и от всего Новагорода...»
Се послаше Новъгородъ Юрья и Якима къ князю к МихаилЪ на ТфЪрь, а велЪлЪ миръ имати на семъ. Аже братью нашю попущати без окупа; новгородскихъ бояръ, и новоторьскихъ бояръ, житьихъ людЪи, и чорныхъ людЪи, и сиротъ Новгородской волости и Новоторьскои волости; ...»

В летописном сообщении за 1385 год житьи люди - отдельная социальная группа. По сообщению мы видим, что житьи люди играют важную роль в государственной судебной системе. Но нет упоминания о купцах, между прочим:
1385 год— «[Новгородская четвёртая летопись] А тои зимы бысть цЂлованиiе въ великои постъ по СборЂ, на 2 недЂли: цЂловаше крестъ Феодоръ посадникъ Тiмофеевичь, тысяцкои Богданъ Обакоунович, на вЂчи на княжи дворЂ, и вси боляре и дЂти болярскии, и житье и черные люди, и вси пять концевъ, что не зватися к [московскому] митрополиту, соудитi [новгородскому] владыке Алексею въ правду по манакануноу, а на соудъ поднятиi двЂма истцем по два болярiна на сторонЂ и по два житья чловЂка; такоже и посаднiкоу и тысячкомоу судитi право по цЂлованiю».

Ещё одно сообщение новгородского летописца говорит нам о серьёзных военных возможностях житьих людей, хотя прямо о них не упоминается:
1386 год— «[Во время похода Москвы на Новгород в 1386 году] Новгородци вси, доспЂвъ, выЂхаша къ Жилотоугоу, бЂаше бо силно велика и свЂтла рать Новгороцкаа коневая, и пЂшеи ратi велми много, охвочи битися;
но НIзовцевъ не бЂше на ЖилотоугЂ. И пятився Новгородци в городъ, и послаша къ князю архимандрита и два и попов седмъ и пять чловЂкъ житиихъ ис концевъ по чловЂку».

В сообщении за 1398 год перечисляются, как я понимаю, те группы, которые принимают участие в военных действиях. В перечне нет чёрных людей:
1398 год— «По велицЂ дни, на веснЂ, новгородци же ркоша своему господину отцю архиепископу владыцЂ Ивану: "не можемъ, господине отче, сего насилья терпЂти от своего князя великаго Василья Дмитриевича, оже отнялъ у святЂи СофЂи и у великого Новагорода пригороды и волости, нашю отчину и дЂдину, нь хотЂмъ поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии, своеи отчины и дЂдины;
и цЂловаша крестъ за одинъ брат, како имъ святЂи СофЂи и великого Новаграда пригородовъ и волостии поискати. И биша чолом посадникъ ТимофЂи Юрьевич, посадникъ Юрьи Дмитриевич, Василии Борисович и бояри и дЂти боярьскыи и житьии люди и купечкыи дЂти, и вси их вои: "благослови, господине отче владыко, поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии: или пакы изнаидем свою отчину къ святЂи СофЂи и к великому Новугороду, пакы ли свои головы положимъ за святую СофЂю и за своего господина за великыи Новъгород. И владыка Иванъ благослови своих дЂтЂи и воеводы новгородчкыи и всих вои; а Новгород отпусти свою братью, рекъ имъ тако: "поидите, святЂи [Софии] пригородовъ и волостии поищите, а своеи отцынЂ...»

Сохранилось прямое упоминание об активном участии житьих людей в войне с Москвой 1471 года. После поражения в Шелонской битве, московские власти казнили захваченных новгородцев:
1471 год— «[Софийская вторая летопись] И егда сим всЂем изобличили их князь велики и тако вспололЂся на лукавыя их новгородци, и повЂлЂ их казнити мечем, болших посадников да житьих. В них же бяше и оноя прелЂстныя жены Марфы старЂе сынъ ея ДмитрЂи приведен бысть, посадников городские и тьи нужнЂ отсечение гла†си приатъ и от живота си разлучися, с ним же и Василию СелЂзневу Губе главу отсЂкоша, а от житьих Кипреяну Арбузьеву да ЕрЂмЂю, главу же им отсекоша за их лукавство и за отступление к латыньству. ИнЂх жо многих посадников и тысяцких, и бояръ, и житьих людей ноугородских разослаше по городам, в тЂмници вмЂташе, а инЂх многих развЂлше по станом, у себЂ их по станом в крЂпости вельми дрьжаше и до времени...»

Обратим внимание на одну деталь - в Новгородской Судной грамоте, утверждённой от имени всего Великого Новгорода, перечисляются следующие группы: бояре, житьи люди, купцы, чёрные люди.
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...»

А вот в дарственной грамоте, написанной от имени Великого Славенского конца Саввино-Вишерскому монастырю, перечислены только бояре и житьи люди:
не позднее 1417 года— «[Подтвердительная грамота написана, вероятно, между 1461-1467 годами. В.Янин] Покончаша промежу собя посадники великого конца Славенского, и бояре, и житьи люди, и весь великiи конецъ Славенскiи, и пожаловаша игумена АлексЪя и старцовъ святаго Вознесенiя. Что дали посадники Федоръ Тимофеевичь, и Иванъ Александровичь и старшiе посадники, и тысяцкiи землю кончанскую СавЪ старцу, а ободъ тое земли по сеи грамоте: отъ МедвЪжьи Головы, отъ ручья, возли рЪки въверхъ по ВЪшерЪ черезъ Глинецъ до Кружильского ручья, по ручью по Кружильскому въверхъ въ другую вЪть ручья въверхъ, съ верховеи ручья налЪво въ мохъ, мхомъ, недошедъ Паснои горки, черезъ лющикъ прямо въ мохъ, мхомъ къ сорочинЪ, отъ сорочинъ черезъ чистыи мохъ ко кресту, отъ креста черезъ лющикъ по черную лозу на устьЪ, съ устья ручья въ Вишеру рЪку до тои же МедвЪжье Головы. А та землица святому Вознесенiю въ Савину пустыню. А стояти за ту землю и за игумена и за старцовъ посадникомъ, и тысяцкимъ, и боярамъ, и житьимъ людемъ, и всему господину Славенскому концу. А посуловъ не имать по крестному цЪлованiю дому ради святаго Вознесенiя. А кто почнетъ имать у чернецовъ у вознесенскихъ посулъ или у того, кто обидитъ святое Вознесенiе, ино богъ на того и святое Вознесенiе и святыи Павелъ».
У меня нет сомнений, что в этой формуле юридически определены две полноправные группы Славенской общины - Славенского конца, но почему не вписаны купцы и чёрные люди ?
Ну и сам конец титулуется "Великим", и ещё "господин Славенский конец", кстати.

В последний год Новгородской республики на Вече была принята грамота, в которой мы встречаем упоминание о житьих людях. Текст грамоты до нас не дошёл, есть только два описания грамоты в описи архива Посольского приказа за 1614 и 1626 годов:
1477 год— «["Утверждённая грамота новгородцев" от 1477 года во второй описи 1626 года] Грамота утвержелная новгородкого владыки Феофана, и посадников, и тысяцких, и бояр, [обратите внимание, купцы стоят на втором месте, это следствие того, что опись делали московские чиновники] и купетцких, и [житьи люди смешаны с чёрными людьми] всякиъ жилетцких людей Великого Новагорода, что они приговорили всё, что им великих князей московских не слушати и под суд к ним и к их бояром не ездити, а судити им себя самим...а у ней привешено владыки Феофана и посадных и властителинских 47 печатей свинцовых». (В.Янин, там же, с.420)

1478 год— «[Запись за этот год взята из Московского летописца] Генваря 15... Князь Иван объявил владыке и новгородцам во владычной палате, а не на вече, условия капитуляции ...
По сих же глаголаних на владычнЂ дворЂ боаря великого князя начаша приводити къ крестному целованию боарь Новгородскых и житиих и купцов и прочих на том, на чем били челом великому князю по грамотЂ, ея же написал дьяк владычнь, а владыка подписал своею рукою и печать свою приложил, и от пяти концев по печати. А на пять концов послал князь великы своих детей боарскых да и дьяков своих, и привели их всЂх к целованию на тои грамотЂ, всЂ целовали люди и жены боарскые, вдовы, и люди боарскые. Да что была у Новгородцев грамота укреплена меж себя за пятьдесятъ и осмью печатеи, и ту грамоту у них взяли боаря великого князя у целованиа на владычнЂ дворЂ.
Генваря 18 в недЂлю били челом великому князю въ службу боаря Новгородстии всЂ и дЂти боарскые и житии...

Длительное время житьи люди (купцы и чёрные люди) отстаивали свои интересы через один из институтов новгородского государства. Однако к 1330-м годам институт тысяцкого переходит под контроль боярства. Первый боярин тысяцкий известен нам в 1327 году - Евстафий (Остафей) Дворянинец - Плотницкий конец, Торговая сторона.
В.Янин отдельно описывает борьбу житьих людей с новгородской аристократической верхушкой, после захвата боярами института Тысяцкого:
1. Широкое распространение Рукописания Всеволода в XIV и первой четверти XV в. «Напомним показания "Рукописания князя Всеволода", документа, редактированного на рубеже XIII-XIV вв.: "А яз князь великий Всеволод поставил есмь святому Ивану 3 старосты: (церковь Иоанна на Опоках) от житьих людий и от черных тысячкого, а от купцев 2 старосте, управливати им всякаа дела торговаа и гостинаа;[обратите внимание на эту часть рукописания:] а Мирославу посаднику в то не въступати, ни иным посадникам в иваньковское ни во что же, ни бояром новгородскым
«Оказывается, с момента возникновения должности тысяцкого в конце XII в. и до середины XIV в. списки тысяцких вовсе не перекрещиваются с посадничьими списками. Для всех деятелей XIII в. и первой четверти XIV в., побывавших на должности тысяцкого, обладание этой должностью было вершиной их карьеры. Более того, ни один из тысяцких этого времени не оказывается в близком родстве с посадниками того времени; во всяком случае в источниках нет ни одного такого показания, которое могло бы быть использовано для установления родственных связей между посадниками и тысяцкими. Выборы посадников и тысяцких производились из разных групп новгородских феодалов». (В.Янин, там же, с.422)
2. Житьи люди добиваются представительства в суде интересов своего сословия наравне с боярами. Впервые такой совместный статус известен с 1385 года, в связи с отказом новгородцев от митрополичьего (московского) суда. Можно предположить, например, что житьи люди могли поставить свои условия - мы поддержим решение Новгорода отказаться от митрополичьего московского суда при условии равного представительства в суде.
1385 год— «[Новгородская четвёртая летопись] А тои зимы бысть цЂлованиiе въ великои постъ по СборЂ, на 2 недЂли: цЂловаше крестъ Феодоръ посадникъ Тiмофеевичь, тысяцкои Богданъ Обакоунович, на вЂчи на княжи дворЂ, и вси боляре и дЂти болярскии, и житье и черные люди, и вси пять концевъ, что не зватися к митрополиту, соудитi владыке Алексею въ правду по манакануноу, а на соудъ поднятиi двЂма истцем по два болярiна на сторонЂ и по два житья чловЂка; такоже и посаднiкоу и тысячкомоу судитi право по цЂлованiю».
3. Представительство житьих людей при совершении государственных актов. В.Янин предполагает, что впервые такой случай наблюдается в 1370-х годах при заключении договора Новгорода и московского князя Дмитрия Ивановича.
1371-1372 годы—«[Договорная грамота великого князя Дмитрия Ивановича "Донского" с Новгородом о взаимной помощи] Се приЂхали ко мнЂ, к великому князю Дмитрею Ивановичю всеа Руси, от отца моего владыки ОлексЂя, и от посадника Юрья, от тысятцково ОлисЂя, i ото всего Новагорода Иванъ посадникъ, Василеи Федоровъ, Иванъ Борисовъ, [В.Янин пишет, что Василей Фёдоров, Иван Борисов - житьи люди, хотя документ не указывает из социальный статус, иначе документ теряет смысл], а от черныхъ людеи Воиславъ Поповичь, Василеи Огафоновъ.» (В.Янин. Новгородские посадники, там же, с.423-424)

В.Янин считает, что после полного захвата власти аристократией боярами в начале 1400-х годов, бояре делегируют часть власти житьим людям, чтобы поддержать общий союз. Однако это явление можно рассматривать иначе - житьи люди продолжили борьбу за свои интересы, а с учётом усиления Москвы бояре были вынуждены идти на уступки. Пользуясь своей силой и в условиях давления Москвы житьи люди добились значительных прав и закрепили свои права юридически. Политический компромисс двух ведущих социальных групп общины.
В. Янин и некоторые исследователи считают, что Новгородская судная грамота юридически закрепляет союз бояр и житьих людей. Чёрные и молодшие люди выведены за рамки союза и могут быть только судимыми. (В.Янин, там же, с.436-437).

У меня нет сомнений в возросшей экономической и политической роли аристократической группы - бояр. Однако упирая на растущую роль аристократии-бояр Валентин Янин, как мне кажется, явно упускает важную деталь политической жизни Новгорода - влияние городских концов-общин.
И ещё одно обстоятельство которое, на мой взгляд, вынуждало правящую элиту Новгорода учитывать мнение рядовых общинников: в Новгороде так и не появилась профессиональная армия, как это было в годы поздней римской республики. Напомню, что в последний период существования огромной по своим размерам римской республики, римская армия, формально оставаясь вооружёнными силами всей римской общины, стала в значительной части профессиональной. Многие свободные граждане Рима, потеряв связь с землёй, ремеслом, гражданскими профессиями вообще, жили фактически за счёт войны. Именно на эти профессиональные части опирались военные вожди поздней Республики в борьбе за власть: Красс, Сулла, Помпей, Цезарь, Октавиан Август.
Мы знаем, что у отдельных новгородских бояр были свои маленькие частные армии, но это были всё же личные военные дружины. В случаях серьёзных военных столкновений, основной военной силой Новгорода оставались граждане новгородской общиной - гражданское ополчение, основой которого являлись житьи люди. Таким образом, любая инициатива "коллективных" бояр всегда упиралось в одно важное обстоятельство: кто будет воевать и умирать на поле боя. И правящая элита не могла не учитывать это обстоятельство во внутренней жизни новгородской общины.
Я уже не говорю о том, что никакого единства внутри самой новгородской элиты не существовало.

В Новгородской судной грамоте явственно видна роль житьих людей в новгородской общине:
«1. Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свои, суд святительски по святых отець правилу, по манакануну; а судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека.»
«6. А истцю на истца наводки не наводить [т.е. не врать, не клеветать], ни на посадника, ни на тысетцкого, ни на владычня наместника, ни на иных судей, или на докладшиков. А кто наведет наводку на посадника, или на тысетцкого или на владычна наместника, или на иных судей, или на докладшиков, или истець на истца у суда или у доклада или у поля, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за наводку; а истцю убытки подоймет.»
«10. А кто на ком поищет наезда, или грабежа в земнои деле: ино судити наперед наезд и грабеж, а о земле после суд. А кого утяжут в наезде и в грабежи, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом: на боярине пятдесят рублев, а на житьем 20 рублев, а на молодчем 10 рублев; а истцю убытки подоимет; а о земле суд. А не будет суда в Новегороде, а о наезде и о грабеже суд.»
Или в этих статьях:
«17. А целовать боярину и житьему и купцю, как за свою землю, так и за женню.»
«18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое место и в женне, по тому крестному целованью.»

Глава 26 Новгородской Судной грамоты, в редакции 1471 года, сообщает нам интересную подробность. Суд высшей инстанции Новгорода проходит во владычной комнате и в составе судебных органов представители только от бояр и житьих людей:
«26. А докладу быти во владычне комнате, а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сидели, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть. А докладчиком садиться на неделю по трижды, в понедельник, в середу и пяток. А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль. А докладшиком от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хитростью, по крестному целованью. А кому сести на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте однова.»




КУПЦЫ

Следующая группа на социальной лестнице новгородской общины - купцы. Социальный статус купцов сегодня до конца не ясен. Судя по всему, они находятся в группе неполноправных граждан, но находятся на самом её верху.
Исключение составляли 10-15 семей купцов землевладельцев, которые формально оставаясь купцами по своему социальному статусу, должны были входить в группу житьих людей.
Как я уже говорил, в новгородской общине статус землевладельца и статус полноправного члена общины был идентичным. Статус полноправного общинника, как я понимаю, был замкнутым, "вход" в эту привилегированную группу был строго ограничен. Вероятно, купцы могли стремиться стать землевладельцами. Известны имена богатых купцов, в том числе купцов-землевладельцев.
Крупные землевладельцы из купцов - Шалимовы, Григорий Есипов, Роман Окинфов, Андрей Аврамьев.
Мелкие землевладельцы из купцов - Павел Оверкеев, Игнат Коковкин, Семён Болотов, Степан Дюков.
Всего известно землевладельцев из купцов около 10-15 человек, им принадлежало около 1 % вотчинной земли. Сами понимаете, из 1 632 точно установленных новгородских землевладельцев 10-15 человек ничтожно мало, да и точно определить их социальный статус так же не возможно.
Вот что пишет по этому поволу В.Бернадский:
Новгородский купец владел землёй иногда, житий же был землевладельцем [Выделено В.Бернадским]. Для первого владение землёй - явление случайное, не характерное, скорее исключение, чем правило; для житьего владение землёй - правило. Чрезвычайно показательно поэтому, что московские писцы обычно выделяя купеческое землевладение ("земли купецкие"), никогда не отличали земельных владений житьих от боярских....Нередко писец прямо называет житьих людей боярами или ещё выразительнее "бояришками"»
«Купец, ставший землевладельцем, приближался к житьим. разница между ними настолько сглаживалась, что порою одно и то же лицо (Ефим Медведнов) в документах именуется то житьим, то гостем [гость - крупный, богатый купец - В.Замятин], а купец Царевищев (владевший землёй) выступал представителем от житьих» (В.Н.Бернадский, там же, с. 174).

По дошедшим до нас писцовым книгам, количество землевладельцев известно точно - 1 632 человека/главы семьи. Исходя из этих цифр, можно утверждать, что основная масса купцов не владела землёй. Вероятно, они арендовали небольшие участки земли у хозяев земельных участков - бояр и житьих людей.
Кроме того, существовал земельный фонд новгородской общины. Возможно, на основании дошедшей до наших дней грамоты, можно с большой долей уверенности предположить о существовании своего земельного фонда у городских концов-общин. Таким образом, купцы могли арендовать землю из общинного фонда.

На пике своего развития отдельные представители купеческой корпорации даже входили в состав олигархического совета Новгорода: «Установив, что в 60-х и 70-х гг XV. в Новгороде сосуществовали 36 посадников и восемь тысяцких, мы можем реконструировать численный состав олигархического органа в конце существования новгородской независимости. В него входили 36 посадников, 8 тысяцких, два купеческих старосты, архиепископ, архимандрит, пять кончанских игуменов - всего 53 человека». (В.Янин, там же, с.419)
Однако купцы, похоже, так и остались в числе неполноправных членов новгородской общины. В.Бернадский, например, делает подобный вывод ссылаясь на дошедшую до наших дней грамоту:
1270 год— «[Договорная грамота Новгорода с тверским великим князем Ярославом Ярославичем]. А из Бежиць, княже, людии не выводити в свою землю, ни из инои волости новгородскои, [т.е., в данной грамоте речь не идёт о собственно Новгороде, новгородской общине] ни грамот им лаяти, ни закладников приимати ни княгини твоеи, ни бояром твоим, ни дворяном твоим: ни смерда ни купцины...».
Здесь речь не идёт о членах собственно новгородской общины, но сам подход к купцам и смердам может дать нам косвенные сведения об общем статусе купцов.
Купцы упоминаются в преамбуле Новгородской судной грамоты как особая социальная группа.
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...»
Но в самой грамоте нет упоминаний о статусе купцов, что даёт нам возможность предполагать о неполноправном статусе купцов. Купцы, как социальная группа, не включены в "тарифную сетку" штрафов, что достаточно странно.

Количество купцов и членов их семей не известно. Все историки пишут, что их было много, и Новгород действительно славился своими купцами, но сколько ?

Если мы сравним статус купцов в Пскове, то заметим полную противоположность Новгороду. В Пскове купцы, а не житьи люди были второй по важности социальной группой. Подобная разница в статусе новгородских и псковских купцов имеет определённые причины, давайте попробуем их сформулировать.
Новгород возник на древнем перекрёстке торговых путей, так что торговать новгородцы умели. По свидетельству историков, новгородцы занимались торговлей практически на всей территории Руси. Торговали новгородцы и со странами Балтийского региона.
Само по себе понятие купец достаточно древнее.
КУПИЩЕ - рынок, торжище
Первое упоминанию о купцах в дошедших до нас юридических документах мы встречаем в 1134-1135 годах в Уставной грамоте Всеволода Мстиславовича. Грамота дана «Церкви Иоанна Крестителя на Опоках» , но она регулирует в том числе и новгородское купечество, ограждая его от влияния аристократии-бояр.
В дошедшем до нас тексте мы видим явные более поздние вставки, название социальных групп - "житьи люди", "чёрные люди" более позднее. Вероятно, в первоначальном тексте формулировка была иная, Но основной текст имеет древнее происхождение. О древности говорит упоминание посадника Мирослава Гюрятича, например.
1134-1135 годы— «[Уставная грамота князя Всеволода Мстиславовича церкви Иоанна Предтечи (Иоанна Предтечи на Опоках)]
«И язъ князь великии Всеволодъ поставилъ есми святому Ивану три старосты от житьихъ людеи, и от черныхъ тысяцкого, а от купцевъ два старосты, управливати имъ всякие дЂла Иванская, и торговая, и гостинная, и суд торговыи, а Мирославу [Гюрятичу] посаднику в то не вступатца, и инымъ посадникомъ, в Ываньское ни въ что же, ни боярамъ новгороцкымъ.
[Имущественный вклад для вхождения в купечество] А хто хочетъ в купЂчьство вложится в Ыванское, дастъ купьцемъ пошлымъ вкладу пятьдесятъ гривенъ серебра, а тысяцкому сукно ипьское, ино купцамъ положить въ святыи Иван полътретьяцать гривенъ серебра. А не вложится хто в купечьство, не дастъ пятьдесятъ гривенъ серебра, ино то не пошлыи купець. А пошлымъ купцемъ ити имъ отчиною и вкладомъ...».

Упоминание о купцах встречается в летописном сообщении за 1137 год.
1137 год— «Настанущю въ 7 марта, индикта лЂту 15, бЂжя Костянтинъ посадникъ къ ВсЂволоду и инЂхъ добрыхъ мужь нЂколико; и въдаша посадницити Якуну Мирославицю [сын Мирослава Гюрятича ?] НовЂгородЂ.
Въ то же лЂто приде князь Мьстиславиць ВсЂволодъ Пльскову, хотя сЂсти опять на столе своемь НовЂгородЂ, позванъ отаи новгородьскыми и пльсковьскыми мужи, приятели его: «поиди, княже, хотять тебе опять».
И яко услышано бысть се, яко ВсЂволодъ Пльско†съ братомь Святопълкомь, и мятежь бысть великъ НовегородЂ: не въсхотЂша людье ВсЂволода; и побЂгоша друзии къ ВсЂволоду Пльскову, и възяша на разграбление домы ихъ, Къснятинъ, НЂжятинъ и инЂхъ много, и еще же ищюще то, кто Всеволоду приятель бояръ, тъ имаша на нихъ нЂ съ полуторы тысяце гривенъ, и даша купцемъ крутитися на воину; нъ сягоша и невиноватыхъ...»

В научной литературе я не нашёл экономического обзора новгородской торговли как части общей экономики Новгорода, но для меня нет сомнений, что удельная доля купцов в экономике Новгорода была меньше, чем доля купцов в экономике Пскова. Отсюда и разница в статусе. Само по себе третьестепенное положение купечества говорит о том, что контролируемая купцами сфера торговли не была основой экономического процветания Новгорода.
Новгородское государство - огромное по своей территории, колониальное по структуре. Основа процветания Новгорода - дани в различном виде. Завоёвывать территории и выбивать дани в буквальном смысле - не купеческое дело, хотя купцы в то время вполне могли время от времени промышлять подобными заработками.
Главным источник дохода новгородцев, как я понимаю, торговля мехом, но её контролировали те, кто организовывал добычу меха в виде выплаты даней, налогов - бояре. Какая-то часть доставалась житьим людям.
Вероятно, второй источник процветания - торговля серебром, полученным в виде дани но и в этом случае купцы не имели отношение к этому бизнесу.
Как я понимаю, основная доля новгородских купцов была по современным понятиям мелкой: "коробейники" в более поздней традиции, т.е. то, что можно было носить с собой в коробе. А в коробе с собой много не унесёшь.
Торговля воском (и мёдом) которую контролировали купцы, объединённые вокруг Церкви Иоанна Крестителя на Опоках, так называемая "Иванковская сто", в масштабах всего города, на мой взгляд, НЕ МОГЛА давать большую прибыль по причине климатических условий. Мой тесть, когда ушёл на пенсию, уехал в свою родную деревню, расположенную южнее Тулы километров на 100 и держал там пасеку. Эту деревню я описал в отдельной главе:
КРАПИВНА
Здесь, южнее Тулы, начинается Черноземье. Если посмотреть на карте, то расположена Крапивна значительно южнее Новгородской земли, не меньше 600 километров. Климат значительно более благоприятный для сельскохозяйственной деятельности, но даже в этом регионе пчеловодство бывает проблематичным по причине климата. Одно лето хорошее, другое плохое.
Возможно, новгородцы торговали продуктами пчеловодства, привозимыми из Суздальщины, но с учётом транспортных и иных затрат, норма прибыли была едва ли большой.
Да и конкуренция сбивала цену. Воск и мёд продавали соседи по ВКЛ, псковичи.
Судя по дошедшим до наших дней документам, внешняя торговля жёстко контролировалась государством. Обратите внимание, что первые дошедшие до нас грамоты, защищающие торговлю Новгорода, заключаются без упоминания торговой корпорации или купцов вообще:
1189—1199 гг.— [ Договорная грамота Новгорода с Готским берегом и немецкими городами о мире, о посольских и торговых отношениях и о суде]
«Се язъ князь Ярославъ ВолодимЪричь, сгадавъ с посадникомь с Мирошкою, и с тысяцкымъ [по мнению В.Янина в это время тысяцкие представляли интересы второй социальной группы, будущих "житьих людей" и, возможно, купцов] Яковомь, и съ всЪми новгородъци, потвердихомъ мира старого с посломь Арбудомь, и съ всЪми нЪмьцкыми сыны, и съ гты, и съ всемь латиньскымь языкомь. Послалъ есмь посла своего Григу на сеи правдЪ. Первое. Ходити новгородцю послу и всякому новгородцю в миръ в НЪмечьску землю и на Гъцкъ берегъ; такоже ходити нЪмьчьмъ и гтяномъ в Новъгородъ безъ пакости, не обидимъ никымже...»
1262—1263 гг— « [ Договорная грамота Новгорода с Готским берегом, Любеком и немецкими городами о мире и торговле]
«Се азъ князь Олександръ и сынъ мои Дмитрии, с посадникомь Михаилъмь, и с тысяцькымь Жирославомь, и съ всЪми новгородци докончахомъ миръ с посломь нЪмьцкымь Шивордомь, и с любьцкымь посломь Тидрикомь, и с гъцкымь посломь Олъстенъмъ, и съ всЪмъ латиньскымь языкомь. Что ся учинило тяже межи новгороци и межю нЪмци, и гты, и со всЪмъ латиньскымь языкъмь, то все отложихомъ, а миръ докончахъмъ на сеи правдЪ. Новгороцмъ гостити на Гоцкыи берегъ бес пакости, а нЪмцьмъ и гтъмъ гостити в Новъгородъ бес пакости и всему латиньскому языку, на старыи миръ...»

Впервые в государственных документах Новгорода существование купеческой корпорации, особой группы мы встречаем только в начале 1300-х годов:
1303—1307 гг.— « [ Грамота Новгорода Риге с требованием возврата награбленного товара и выдачи разбойников]
«Благословление от владыкы Феклиста, и от посадника, и от тысяцьского, и от всего Новагорода, и от всЪхъ купьць къ пискупу к рижьскому Игьрлаку, и к Ламбрату, и къ всЪмъ ратманомъ, и къ всЪмъ рижаномъ. Что избили братию нашю у васъ и товаръ поимали, за то вамъ богъ помози, аже есте разбоиниковъ изыскали по хрьстьному челованию. Правду держите, братеи нашеи товаръ даите и розбоиникы, а тъ не будеть промежи насъ рЪци. А кто привезлъ грамоту сию, тому вЪры имите...»
Следующее упоминание через 40 лет:
1342 г. января 6.— «[ Договорная грамота Новгорода с Ригою, Готским берегом и немецкими городами о торговле воском]
«Так докончали владыка новгородский, и наместник великого князя Федор, и тысяцкий Остафий, и староста купеческий Сидор, и все купцы новгородские, а также все новгородцы с немецкими детьми Иорданом Конинге с Готского берега, и Альбертом Шеле из Любека, и с Лудеке Донинге из Риги, и с Ростом из Дортмунда, и с Арнольдом Думе из Мюнстера, и с Фредериком Бухорне с Готского берега, и с Гинриком фан Фольместенен, и с Гартеке Визе с Готского берега, и с Германом из Дюльмена, и с Иоганном Риддере, и с Иоганном из Миндена и со всеми немецкими купцами о воске с примесями...»

Вот одно из сообщений новгородских летописей:
1364 год— «Поставиша в Торжьку церковь камену въ имя святого и боголЂпнаго Преображениа господа бога спаса нашего Исуса христа, замышлением богобоязнивых купець новгородчкых, а потягнутиемъ всЂхъ правовЂрных крестиянъ, а на зиму свяща ю архиепископъ новгородчкыи Алексии, с попы и диаконы и с крилосомъ святыя СофЂя...»

Сообщение о купечестве мы встречаем в одном из последних документов новгородского государства:
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...»

В последний год Новгородской республики на Вече была принята грамота, в которой мы встречаем упоминание о купцах. Текст грамоты до нас не дошёл, есть только два описания грамоты в описи архива Посольского приказа за 1614 и 1626 годов:
1477 год— «["Утверждённая грамота новгородцев" от 1477 года во второй описи 1626 года] Грамота утвержелная новгородкого владыки Феофана, и посадников, и тысяцких, и бояр, [обратите внимание, купцы стоят на втором месте, это следствие того, что опись делали московские чиновники] и купетцких, и [житьи люди смешаны с чёрными людьми] всякиъ жилетцких людей Великого Новагорода, что они приговорили всё, что им великих князей московских не слушати и под суд к ним и к их бояром не ездити, а судити им себя самим...а у ней привешено владыки Феофана и посадных и властителинских 47 печатей свинцовых». (В.Янин, там же, с.420)

1478— «[Запись за этот год взята из Московского летописца] Генваря 15... Князь Иван объявил владыке и новгородцам во владычной палате, а не на вече, условия капитуляции ...
По сих же глаголаних на владычнЂ дворЂ боаря великого князя начаша приводити къ крестному целованию боарь Новгородскых и житиих и купцов и прочих на том, на чем били челом великому князю по грамотЂ, ея же написал дьяк владычнь, а владыка подписал своею рукою и печать свою приложил, и от пяти концев по печати. А на пять концов послал князь великы своих детей боарскых да и дьяков своих, и привели их всЂх к целованию на тои грамотЂ, всЂ целовали люди и жены боарскые, вдовы, и люди боарскые. Да что была у Новгородцев грамота укреплена меж себя за пятьдесятъ и осмью печатеи, и ту грамоту у них взяли боаря великого князя у целованиа на владычнЂ дворЂ.
Генваря 18 в недЂлю били челом великому князю въ службу боаря Новгородстии всЂ и дЂти боарскые и житии...

Предлагаю вам несколько цитат из работы В.Янина, посвящённых социальному статусу купечества:
«Иначе складывалось отношение боярства и купечества. На протяжении всей истории независимого Новгорода купечество ни разу не получило права выступать от лица лица Новгорода с боярами и житьими людьми. При совершении актов, касавшихся отношений Новгорода с великим князем, т.е. документов, наиболее четко выражавших принципы республиканского суверенитета, представители купечества не участвуют в посольствах. Однако самостоятельность купеческих интересов была признана в Новгороде официально ещё во второй половине XIII в. установлением независимого торгового суда. Участие купеческих старост и сотских ("новгородских тиунов") в суде и обсуждение дел, связанных с новгородской торговлей, - вот решительно ограниченная сфера их деятельности. Можно полагать, что именно эта второстепенчатость купеческого представительства и была причиной более полного сохранения той системы участия купечества в государственных органах, которая сложилась во второй половине XIII». (В.Янин, там же с.426)
«...на протяжении второй половины XIII-XIV в. торговый суд практически находился в руках сотских, которым принадлежало и высшее право утверждения, по крайней мере, рядовых актов, связанных с торговыми делами».(В.Янин, там же, с.427)
«...к началу XV в. структура торгового суда, внешне оставаясь неизменной, пережила глубокое качественное преобразование. Торговый суд, бывший некогда органом защиты интересов купечества, неподконтрольным боярству органом, декларировавшим свою независимость от боярства, теперь превращается в орган боярского управления, в котором первое место занимает боярин-тысяцкий, а купеческим старостам отводят второстепенные роли. В этой связи можно было бы привести длинный список международных актов Новгорода, обсуждающих и решающих торговые дела, в которых купеческие старосты даже не упомянуты, а представительство от купцов осуществляется владыкой, посадником и тысяцким.
Весьма интересно, что имена купеческих старост отсутствуют, как правило, в документах последней четверти XIV и первой четверти XV в., тогда как в последующий период они называются в актах неизменно. Они исчезают тогда, когда в торговом представительстве выходит на первое место боярин-тысяцкий, и вновь появляются, когда боярское управление приобретает в своём развитии законченные формы. После реформы 1423 г., окончательно укрепившей всю систему боярской власти, вопрос о взаимоотношениях с купечеством не мог иметь прежней остроты, и участие купеческих представителей в осуществлении боярской политики могло быть только желательным для бояр, коль скоро деятельность купеческих старост находилась под контролем боярина-тысяцкого». (В.Янин, там же, с.429)

В.Янин считает, что, вероятно, весь аппарат таможенного контроля, а не только торговля воском, находилась в руках купечества. (В.Янин, там же, с.428)





ЧЁРНЫЕ ЛЮДИ


Термин "черные люди" хорошо известен в Северо-Восточной Руси того времени. Это податные слои, т.е. те, кто платит налоги, говоря современными словами. Такое деление новгородской общины вполне вписывается в известный нам тип античной общины. В том же раннем Риме неполноправные общинники платили налоги.
Чёрные люди Новгорода - лично свободные, но неполноправные члены общины, находящиеся на низшей социальной ступени внутри новгородской общины.
Неполноправность, как мне представляется, заключается в том, что они платили налоги, были лишены доступа к административным и судебным должностям.
Вероятно, как члены новгородской общины они получали свою долю в государственных доходах. Думаю, община защищала их перед другими конкурентами, перед внешним миров вообще.
Если я правильно понимаю, аналог такой социальной группы у римлян назывался "пролетарии"- от "proles" - потомство, т. е. неимущий, имеющий только потомство.

Вот как характеризует "Чёрных людей" А.Дворниченко:
«"Чёрные люди", городские и сельские, - низшая категория свободного люда. В городе это ремесленники - плотники, каменщики, гончары, кузнецы, портные, кожевенники, а так же рядовые землевладельцы и дворовладельцы, так как далеко не всё население города занималось ремеслом. В сельской местности это крестьяне, жившие на чёрных, государственных землях и так же организованные в общины, пользовавшиеся самоуправлением» (А.Ю.Дворниченко, с.212 "Российская история с древнейших времён до падения самодержавия", с.212)
А вот что пишет В.Янин:
«В отличие от житьих и купцов чёрный люд Новгорода не располагал никакими формами участия в выборных органах. Исключением является лишь представительство от чёрных во время заключения договора с великим князем Дмитрием Ивановичем, договора с Василием Васильевичем в 1435 гг и посольства от чёрных во время переговоров с Иваном III в 1477-1478 гг., но последнее было сформировано в экстраординарных обстоятельствах». (В.Янин, там же с.434-435).

По дошедшим до нас писцовым книгам, количество землевладельцев известно точно - 1 632 человека/главы семьи. Исходя из этих цифр, можно утверждать, что чёрные люди не владели землёй. Вероятно, они арендовали небольшие участки земли у хозяев земельных участков - бояр и житьих людей.
Кроме того, существовал земельный фонд новгородской общины. Возможно, на основании дошедшей до наших дней грамоты, можно с большой долей уверенности предположить о существовании своего земельного фонда у городских концов-общин. Таким образом, чёрные люди могли арендовать землю из общинного фонда.

Но была ещё одна особенность чёрных людей - они не воевали. В дошедшем до нас сообщении летописца за 1398 год прямо перечисляются социальные группы новгородской общины, выставляющие военные отряды. Обратите внимание, в перечне нет чёрных людей:
1398 год— «По велицЂ дни, на веснЂ, новгородци же ркоша своему господину отцю архиепископу владыцЂ Ивану: "не можемъ, господине отче, сего насилья терпЂти от своего князя великаго Василья Дмитриевича, оже отнялъ у святЂи СофЂи и у великого Новагорода пригороды и волости, нашю отчину и дЂдину, нь хотЂмъ поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии, своеи отчины и дЂдины;
и цЂловаша крестъ за одинъ брат, како имъ святЂи СофЂи и великого Новаграда пригородовъ и волостии поискати. И биша чолом посадникъ ТимофЂи Юрьевич, посадникъ Юрьи Дмитриевич, Василии Борисович и бояри и дЂти боярьскыи и житьии люди и купечкыи дЂти, и вси их вои: "благослови, господине отче владыко, поискати святЂи СофЂи пригородовъ и волостии: или пакы изнаидем свою отчину къ святЂи СофЂи и к великому Новугороду, пакы ли свои головы положимъ за святую СофЂю и за своего господина за великыи Новъгород. И владыка Иванъ благослови своих дЂтЂи и воеводы новгородчкыи и всих вои; а Новгород отпусти свою братью, рекъ имъ тако: "поидите, святЂи [Софии] пригородовъ и волостии поищите, а своеи отцынЂ...»

Попытка привлечь к военным действиям чёрных людей известна и имела печальные последствия. Вот как описывает подобные события московский летописец
1471 год— «Новгородские посадници и тысячские, купцы и житии люди, и мастери всякие, спроста рещи плотняци и гончары, и прочии, которыи родився на лошади не бывал, [по смыслу никогда не воевали, не держали в руках оружие] и на мысли которым того не бывало, что руки подняти противу великого князя, всех тех изменици они силою выгнаша;
а которым бы не хотети поити к бою тому, и они сами тех разграбляху и избиваху, а иных в реку Вълхов вметаху;
сами бо глаголаху яко было их сорок тысяч в бою том»;
В результате бОльшая по численности новгородская рать потерпела поражение на реке Шелонь, да и вся война была проиграна.

Исходя из аналогий, можно предположить, что чёрные люди новгородской общины - далёкие потомки первых родов-основателей, пришлые в Новгород лично свободные люди, потомки освобождённых рабов, военнопленных. С течением времени все они влились в состав новгородской общины, занимая её низшую социальную ступень.

Первое упоминание "чёрные люди" мы встречаем в сообщении за 1255 год. В этом же сообщении летописец перечисляет другие социальные группы, что позволяет нам предположить - летописец описывает уже существующие разные социальные группы и не смешивает их между собой:
1255 год— «Выведоша новгородьци изъ Пльскова Ярослава Ярославича [Ярослав Ярославович Тверской, родной брата Александра Ярославовича Переяславского "Невского"] и посадиша его на столЂ, а Василья выгнаша вонъ [за этими действиями стоял посадник, боярин с Прусской улицы - Онаний Феоктилатович]
И то слышавъ Олександръ ["Невский"], отець Васильевъ, поиде ратью к Новугороду. Идущю Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци, срЂте и Ратишка с перевЂтомь: "поступаи, княже, брат твои Ярославъ побЂглъ".
И поставиша новгородци полкъ за Рожествомь христовомь в конци; а что пЂшца, а ти сташа от святого Ильи противу Городища.
И рекоша меншии на вЂчи у святого Николы [Никольский собор]: "братье, ци како речеть князь: выдаите мои ворогы"; и цЂловаша святую Богородицю меншии, како стати всЂмъ, любо животъ, любо смерть за правду новгородьскую, за свою отчину.
И бысть въ вятшихъ свЂтъ золъ како побЂти меншии, а князя въвести на своеи воли.
И побЂжа Михалко из города къ святому Георгию, како было ему своимь полкомь уразити нашю сторону и измясти люди.
УвЂдавъ Онанья, хотя ему добра, посла по немь втаинЂ Якуна;
и увЂдавше черныи люди, погнаша по немь, и хотЂша на дворъ его, и не да Онанья: "братье, аже того убиете, убиите мене переже...»"

В сообщении новгородской летописи за 1352 год термин "черные люди", как мне кажется, означает расширенное толкование - и бояре и все остальные новгородцы. Во всяком случае, довольно странно, что только самая высшая социальная группа - "бояре" и самая низшая социальная группа "чёрные люди" проявляют такую заботу о безопасности новгородского пригорода Орехов:
1352 год— «Добиша челомъ новъгородьци, бояре и черныи люди архиепископу новъгородьскому владыцЂ Василию, чтобы «еси, господине, ехалъ нарядилъ костры [костёр - каменная башня ] во ОрЂхо※; и онъ ехавъ, костры нарядилъ, и приеха в Новъгородъ.

Но в государственных актах Новгорода термин "чёрные люди" впервые известен нам с 1372 года:
1372 год— «[Грамота Новгорода послам Юрию и Якиму с наказом об условиях заключения мирного договора с тверским великим князем Михаилом Александровичем. Преамбула ] От посадника Михаила, от тысячкого МатфЪя, от бояръ, и от житьихъ людЪи, и от чорныхъ людЪи, и от всего Новагорода...»
Се послаше Новъгородъ Юрья и Якима къ князю к МихаилЪ на ТфЪрь, а велЪлЪ миръ имати на семъ. Аже братью нашю попущати без окупа; новгородскихъ бояръ, и новоторьскихъ бояръ, житьихъ людЪи, и чорныхъ людЪи, и сиротъ Новгородской волости и Новоторьскои волости; ...»
В летописном сообщении за 1385 год чёрные люди - отдельная социальная группа, явно различаемая летописцем. Явно виден и их неполноправный статус. Купцов, заметим, здесь вообще не упоминают:
1385 год— «[Новгородская четвёртая летопись.] А тои зимы бысть цЂлованиiе въ великои постъ по СборЂ, на 2 недЂли: цЂловаше крестъ Феодоръ посадникъ Тiмофеевичь, тысяцкои Богданъ Обакоунович, на вЂчи на княжи дворЂ, и вси боляре и дЂти болярскии, и житье и черные люди, и вси пять концевъ, что не зватися к [московскому] митрополиту, соудитi [новгородскому] владыке Алексею въ правду по манакануноу, а на соудъ поднятиi двЂма истцем по два болярiна на сторонЂ и по два житья чловЂка; такоже и посаднiкоу и тысячкомоу судитi право по цЂлованiю».

В Новгородской Судной грамоте, редакция 1471 года, мы видим перечисление всех социальных групп новгородской общины:
1471 год— «[Новгородская Судная грамота в редакции 1471 года. Преамбула] Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословению нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, все пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе...»

В Новгородской судной грамоте чёрные люди защищены законом, в том числе штрафными санкциями, хотя в тексте они названы иначе "молодчие люди":
«1. Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свои, суд святительски по святых отець правилу, по манакануну; а судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека.»
«6. А истцю на истца наводки не наводить [т.е. не врать, не клеветать], ни на посадника, ни на тысетцкого, ни на владычня наместника, ни на иных судей, или на докладшиков. А кто наведет наводку на посадника, или на тысетцкого или на владычна наместника, или на иных судей, или на докладшиков, или истець на истца у суда или у доклада или у поля, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за наводку; а истцю убытки подоймет.»
«10. А кто на ком поищет наезда, или грабежа в земнои деле: ино судити наперед наезд и грабеж, а о земле после суд. А кого утяжут в наезде и в грабежи, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом: на боярине пятдесят рублев, а на житьем 20 рублев, а на молодчем 10 рублев; а истцю убытки подоимет; а о земле суд. А не будет суда в Новегороде, а о наезде и о грабеже суд.»
Но в этой же грамоте мы видим, что молодчия люди не могут участвовать в работе судебных органов, что их юридический статус ниже статуса бояр, житьих людей и купцов:
«17. А целовать боярину и житьему и купцю, как за свою землю, так и за женню.»
«18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое место и в женне, по тому крестному целованью.»

Глава 26 Новгородской Судной грамоты, в редакции 1471 года, сообщает нам интересную подробность. Суд высшей инстанции Новгорода проходит во владычной комнате и в составе судебных органов представители только от бояр и житьих людей:
«26. А докладу быти во владычне комнате, а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сидели, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть. А докладчиком садиться на неделю по трижды, в понедельник, в середу и пяток. А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль. А докладшиком от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хитростью, по крестному целованью. А кому сести на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте однова.»

О существовании особой группы новгородских общинников знают и в Москве.
1478— «[Запись за этот год взята из Московского летописца] Генваря 15... Князь Иван объявил владыке и новгородцам во владычной палате, а не на вече, условия капитуляции ...
По сих же глаголаних на владычнЂ дворЂ боаря великого князя начаша приводити къ крестному целованию боарь Новгородскых и житиих и купцов и прочих на том, на чем били челом великому князю по грамотЂ, ея же написал дьяк владычнь, а владыка подписал своею рукою и печать свою приложил, и от пяти концев по печати. А на пять концов послал князь великы своих детей боарскых да и дьяков своих, и привели их всЂх к целованию на тои грамотЂ, всЂ целовали люди и жены боарскые, вдовы, и люди боарскые. Да что была у Новгородцев грамота укреплена меж себя за пятьдесятъ и осмью печатеи, и ту грамоту у них взяли боаря великого князя у целованиа на владычнЂ дворЂ.
Генваря 18 в недЂлю били челом великому князю въ службу боаря Новгородстии всЂ и дЂти боарскые и житии...